Горное лето 2011

К нашим сборам присоединились альпинисты Златоуста, Екатеринбурга, Москвы и С.-Петербурга. Итак, 11 июля мы выехали в Оренбург. На этот раз ехали почему то долго. Унылая почти восьми часовая дорога по сначала по широкой бесконечной равнине с цепью невысоких буро-зеленых холмов, тянущихся до самого горизонта и исчезающими где-то в дали, от того кажущихся бесконечными. Потом пересечение покрытых густым лесом и дождливой погодой самых южных хребтов Южного Урала.  И чувствовалось какое-то уныние и тем скорее захотелось очутиться среди манящих пейзажей настоящих гор с расстилающимися у их подножья долинами, наслаждая слух ласковым журчанием ручья. К счастью, таможню прошли быстро и даже вылет почти не задержали. И вот, через 3 часа полета мы, наконец-то, попали в страну гор Таджикистан, где они занимают 93% всей площади страны. По прилету, не успели мы спуститься с трапа самолета, к нам подошел работник авиакомпании, которой мы летели и сказал, что для нас есть подарок. Очень польщенные и обрадовавшиеся такой новости мы отправили ребят его забирать. В мечтах рисуя как минимум какой-нибудь сладкий пирог, недоумевая при этом, к чему нам оказана такая честь. На деле подарок оказался баннером авиакомпании. Его нам подарили (не обманули!) в знак дружбы и в связи с тем, что нам сделали большие скидки на перелет и разрешили провозить 40 кг груза на человека. Ну что ж, как говориться, долг платежом красен…Конечный пункт нашего пребывания в Таджикистане – альпинистский лагерь «Варзоб», расположенный недалеко от Душанбе. Альпинистский лагерь «Варзоб», один из лучших лагерей советского периода вот уже лет двадцать не проводивший альпинистских сборов и до настоящего времени находившийся в консервации все же встретил нас более чем гостеприимно. Он, только начиная восстанавливать свою былую славу не без помощи нынешнего руководителя ,  уже сейчас он превзошёл все мои ожидания. Чего  стоит один только бассейн под открытым небом с вышкой для прыжков. Вода, голубая оттого, что в ней отражалось небо, все время страстно манила к себе синевой своей прохлады, перед которой невозможно было устоять. Коттеджи, расположенные на территории, еще пока в неухоженном состоянии, поражали своей архитектурной красотой и дизайнерской мыслью. Естественные скалодромы для тренировок на любой уровень подготовленности альпинистов, искусственная стенка с пробитыми точками для страховки, стенд с возможностью отработки навыков задержания сорвавшегося участника… А возвращаясь из душа можно было, размышляя о вечном, «случайно» сорвать (правда, лучше, чтобы тебя не видели работники лагеря) немного недозрелое яблоко. А то, что оно практически украдено, этого естественно не замечалось. Или набрать горсть алычи! Все это, плюс прекрасные пейзажи в купе с местным колоритом лагеря производит сильное впечатление, и можно только догадываться каким альплагерь был в эпоху своей популярности. Теперь, с нашей «легкой руки», альпинистская жизнь в лагере, без сомнения, вновь забьет ключом и «Варзоб» восстановит свою былую мощь. В первый же вечер, после официального открытия сборов, хозяева лагеря устроили нам как «первооткрывателям» ужин – потрясающий плов. Даже стол удосужились украсить цветами, что нам, девушкам, было особенно приятно. В общем, гостеприимство по-восточному и этим все сказано. При виде изобилия на столе, того восхитительного аромата, исходящего от плова, из последних сил пытаешься не переесть и не свалиться с несварением желудка от смены пищи в первый же день сборов. Часа через два все-таки отправляешься спать. Назавтра у нас намечены первые тренировочные занятия на скалах. Для меня день особенно важен, так как впервые предстоит исполнять роль инструктора-стажера. На два дня инструктор в моем отделении, при котором я должна была стажироваться, Павел Ивановский, уехал в Душанбе для оформления нашей регистрации на временное проживание в Таджикистане. В связи с тем, что не все документы для оформления были собраны сразу, ему бедненькому пришлось вялиться пару дней в столице в 50-градусную жару. А я в это время исполняла роль не только стажера, но и инструктора. В начале заезда у ребят явно были пробелы в теории и практики альпинизма: у кого-то больше, у кого-то меньше, но у всех. Поэтому пришлось потрудиться в эти дни за двоих. А на третий день, наконец-то, приехал Паша с нашей регистрацией, и я смогла хоть немного заняться собственной тренировкой. Во второй половине дня мы совершили  выход на 2800 вверх по ущелью в сторону  перевала Якум с возвращением обратно в базовый лагерь с целью набрать высоту для акклиматизации. Наш путь проходил вдоль ручья, через час ходьбы вдоль которого, оказался двухметровой высоты снежник, заканчивающийся лишь под самим перевалом. Было очень красиво и необычно видеть между сочных травянистых склонов снежный язык. Два часа прогулки, ужин и спать. На утро подъем в четыре утра – первое восхождение на вершину Якум для моего отделения третьеразрядников и на вершину Туполева (или попросту Ту) для двух других спортивных групп. Первое восхождение нашего отделения прошло более-менее гладко, если не считать того, что Лена, первый раз приехавшая в большие горы, полностью не акклиматизировавшись, всю дорогу стойко боролась с последствиями горной болезни – головной болью, тошнотой, слабостью. Для нее это первое восхождение запомнится надолго. Осознание того, что под тобой не пять, ни десять метров, а в сто раз больше, приходит, разумеется, сразу, но вот свыкнуться с этим и научиться работать на такой высоте получается не сразу. Все пространство от места, где ты стоишь, до конца горы кажется неизмеримой пропастью. Лена, конечно, молодец. Ей было до жути страшно в этот первый раз, и дрожали руки и глаза были на мокром месте от страха, но она шла, шла без оглядки, решительно и, тем больше радовало то, что с каждым новым восхождением она просто превосходила себя. 14:30, мы на вершине. Ура! Для полного осознания Леной, что она настоящий альпинист, куда она попала, зачем и с кем связалась, мы просто-таки заставили ее поесть рыбные консервы якорным крюком (все равно больше ничего не было: ни вилки, ни ложки, ни даже ножа,). Хотя она и упиралась и сводила все на отсутствие аппетита, да к  тому же ее еще мучила «горнячка». Но как говориться: взялся за гуж, не говори, что не дюж… И несмотря на все Ленины первоначальные тяготы она все же сумела разглядеть всю прелесть восхождений и по настоящему полюбить горы. А для группы, которая отправилась на Ту в тот день экстрима выпало с головой, особенно некоторым из них: уже практически под вершиной, Антон, который шел первый, нос к носу столкнулся с… медведем! Единственная мысль у него была в тот момент: «успею ли я снять молоток до того как медведь на меня кинется и смогу ли я от него отбиться?». О чем думал в этот момент медведь останется под завесой тайны, но после минутного ступора у того и другого, этот хырсик (тадж.) разворачивается и бежит сломя голову с горы вниз мимо ребят. Половину пути по скалам он прыгает как горный архар, половину пролетает кубарем, при этом истошно оря. Куда он убежал, выяснить так и не удалось, больше никто из нас его не видел, хотя нору и свежий помет мы впоследствии все же встречали. Дальше были два дня отдыха в лагере Варзоб и шестидневная дислокация в район Игизаков, где мы совершили несколько восхождений на соседние вершины. Трехчасовой подход к лагерю пролегал вдоль реки Сиама мимо станции гидрологов, где двадцать лет работал, а сейчас уже просто живет наш русский дядя Ваня, родом откуда-то из Сибири, сам в прошлом альпинист. Весь дом его увешан фотографиями на альпинистскую тематику. А во дворе прекрасный сад обложенный камнями и чем-то этот дядя Ваня напоминает Кузьмича из «Особенностей национальной…» с этими его японскими садами. Но красиво! И чувствуется у него какое-то одухотворение, умиротворение и безмятежность жизни. А раньше во дворе была еще и прекрасная баня (со слов хозяина) и каменный мост через  реку, но сильнейшая прошлогодняя лавина снесла мост, который в свою очередь разбил баню. Иван этот так долго живет в Таджикистане, что Урал и Сибирь поначалу относил к одному району. Он практически никуда не ходит – артрит конечностей – живет у себя в доме, продукты и все необходимое привозят друзья, которые практически каждый день летом приходят к нему. И все бы ничего, но не хватает цифровой камеры, которую он однажды увидел в магазине за 3000 долларов и которая ему порой снится… Под Игизаками было все: и незапланированная «холодная ночевка» на горе, и возвращение с маршрута, и радость побед. А вернувшись с одного из восхождений, мы увидели козленка. Он отбился от стада, когда местные пастухи перегоняли скот через перевал и остался в нашем ущелье. Совсем еще маленький, козленок даже траву не умел толком есть. Нам стало его жалко и, назвав копытного Варзобчиком, мы спустили его в базовый лагерь, отдав местным хозяевам. Договорились, что через год приедем уже за козлом. Но самым запоминающимся для меня восхождением было, разумеется, восхождение на вершину Замин-Карор 5Б категории сложности, где в этом году проходили первые Международные соревнования по альпинизму, посвященные 20-летию образования СНГ, а также очный чемпионат России по альпинизму в техническом классе. Разделившись на две группы, мы заехали под стену в последних днях чемпионата 29 и 30 июля и смогли хотя бы ненадолго проникнуться атмосферой соревнований. Ягнобская стена или Замин-Карор – монолитный скальный отвес, растянувшийся больше чем на километр вверх и на несколько километров в стороны, потрясал своим грозным великолепием и мощью. Простых маршрутов на Замин-Карор нет. Очень интересна природа и рельеф вокруг Ягнобской стены. Узкие отвесные каньоны плавно перетекают в прекрасные долины, высокие перевалы окружены красивейшими вершинами с ледово-скальными склонами. А чуть ниже под стеной, в месте слияния реки Пиндар и Ягноб живописно расположился кишлак Маргиб.  И хотя растительность в районе довольно скудная: встречаются небольшие кусты барбариса, шиповника, тем  замечательней было встретить, среди этого пейзажа, под одним из маршрутов целую рощу карликовых берез, позволившую даже развести «пионерский» костер… В начале заезда на Ягноб нам немножко не повезло с погодой – были дожди. А так как северная стена, где проходили маршруты наших двух групп, и так обладает достаточным оледенением, восхождение нашей группы и параллельной группы с маршрутом категории ниже – 5А были отложены на несколько дней. Даже команда украины не вышла на свое последнее восхождение чемпионата за «золотом». Нужно было, чтобы погода установилась, и стены растаяли от излишнего количества льда и снега. Но вот 2 августа мы выдвинулись на подход под маршрут на перевал Центральный. Ужасный подход. Три часа прыгаешь по камням вверх по ручью с тяжеленным рюкзаком, норовя то и дело где-нибудь поскользнуться и пролететь несколько метров вниз ободрав руки и ноги. Как съязвил один наш товарищ: «вот за что я люблю альпинизм – за подходы: идешь себе и наслаждаешься жизнью»… Переночевав на перевале, поутру вышли на маршрут. 14 часов напряженной работы. То и дело приходилось лезть по вертикальным стенкам, а вдобавок в середине дня, из-за сыпучести скал, мне в лопатку прилетел камень размером с кулак. Аж в глазах потемнело. И первой мыслью было: «как я дойду до вершины, если что-то сломала. И куда сейчас ближе: вверх или в низ?». Хорошо, что все обошлось. Естественно первое время было ужасно больно двигать рукой, и лезть приходилось скрепя зубами, но к счастью, все обошлось. Переночевав на довольно удобной полочке (даже стеновую палатку удалось поставить) и, доев оставшиеся запасы пищи, с восходом солнца продолжили восхождение. А восход в горах это вообще незабываемое впечатление: еще темно, но уже где-то далеко-далеко над черно-синими горами розово-желтым пламенем загорается вершина, освещенная восходящим солнцем. Кругом еще пока ночь, а там уже утро. Где еще, как не в горах можно физически ощутить движение времени, уловить зыбкую грань между светом и мраком?  И не хочется отрывать взор от этого великолепия, но наш маршрут еще не окончен и нужно продолжать восхождение. Вершина вот совсем близко, до нее уже рукой подать и казалось, что скоро мы будем на верху, но это всего лишь обманное предположение. Работы оказалось еще непочатый край. Чего только стоил один ледово-снежный гребень, который пришлось обходить справа. Какие-то двести метров, а три часа каторжной работы. А предвершинный внутренний угол? Обычно, к вершине маршруты упрощаются, лезть становится легче, но не в этот раз. Крутая 80-ти градусная предвершинная стенка со льдом забирает остатки сил. И все-таки через семь часов кропотливой работы мы на вершине. Высота 4702 м. Выше только небо. Открывающиеся глазу на вершине пейзажи просто бесподобные. От неописуемой красоты душу захлестывают эмоции и переполняют чувства. И трудно сказать, что потрясает в первую очередь: огромность и непередаваемое разнообразие форм поднявшихся к небу гигантов с белыми снежными воротниками на скальных плечах; неподвижные потоки ледников, украшенные причудливыми ледопадами; грандиозные ущелья, прегражденные бастионами скал; удивительные сочетания снега и зелени травы по соседству… Поистине, только созерцая горы, по-настоящему понимаешь всю разницу между короткой человеческой жизнью и величественным течением истории земли. Преодолев все слабости и препятствия наша команда достигла вершины и торжественная тишина над горными гигантами ознаменовали настоящую победу, одержанную духом человека и его плотью. И не надо бояться высоких слов. Высоким горам – высокие слова. Ну а потом, немного отдохнув на вершине и окинув взглядом окружающие горные хребты и массивы, продолжили свой путь, но уже вниз – в лагерь. Ну а после, были: и потрясающий прощальный ужин в лагере Варзоб с директором, и посвящение меня в инструкторы. В одежде кинули в бассейн, при этом еще и раскачав посильней, чуть ли не на середину оного. Были и двухдневные прогулки по Душанбе, и ночные купания в фонтане чайханы «Рахат». А потом самолет и дорога от Оренбурга домой. Этот выезд в горы был просто великолепный и на следующий год мы туда обязательно вернемся. {yoogallery src=[images/stories/MavrinskayaoVarzobe] width=[200]} {jcomments on}

Оставить комментарий