Горы и люди

Горы и люди

      Содержание:

      Зачем люди ходят в горы?

      Одержишь ты в горах победу над собой!

      Кто не видел гор - живет вполдуши

      Через красоту

      Цитаты

      Белая гора, высокая гора!

      Такая высокая, что и

      птица не пролетит над

      тобой. Мы будем

      стремиться к тебе не со

      спесью и жаждой

      насилия, как солдат,

      идущий на врага, но

      с любовью ребёнка,

      который взбирается на

      колени матери.

      Тенцинг Норгей

 

 

 

Зачем люди ходят в горы?

    Стоит ли стремиться однозначно ответить на этот вопрос. Ответов десятки, и

все они в какой-то мере справедливы.

    Стоит гора. Тысячи людей видят ее, но с одним из них происходит что-то

особенное, какой-то голос говорит ему: эта гора ждет, чтобы на нее поднялись. С

этой минуты он весь во власти зова души.

    Зов души! Многие испытали это чувство, так хорошо выраженное англичанином

Энтони Смитом. И когда этот неуловимый зов одновременно достиг души твоего друга

и овладел ею, как твоей собственной, ты счастлив вдвойне. Не нужно бояться

высоких слов. Высоким горам - высокие чувства, здесь нет никакого преувеличения.

    Очень хорошо сказал на эту тему Ю.П. Супруненко в своей книге "Горам

навстречу", отрывок из которой приводится ниже:

    «...Вспоминается один из первых маршрутов в горах.

    Ветром с поземкой встречала нас земля Калевалы. Перевал Чингльскорч, недавно

ясно черневший на горизонте, затуманился. Снежная пелена мешала ориентироваться.

Темная штормовка идущего впереди часто терялась из виду. Отстать от группы -

значит не дойти до спасительного леса. А за тобой идет товарищ, и для него твоя

размытая фигура - путеводная точка в этом снежном хаосе.

    «Пять градусов влево... Пя-ть гра-ду-сов вле-во...» - откорректировал

замыкающий ведущего. На привале маршрут уточнялся по карте.

    Идти без веревки невозможно, ориентация терялась при первой остановке, не

было видно даже лыж, присыпанных белой крупой. Последние километры давались

особенно трудно. Заснеженные обрывы казались неприступными без ледоруба и кошек.

    А уж вниз с перевала неслись, закладывая виражи...

    Чуть прихватывало морозом, кололо в пальцах и щипало щеки - останавливались

всей группой. Растирали замерзшие места, махали руками для прилива крови.

Труднее было с ногами: не разуешься, не разотрешь. Хотелось побыстрее добраться

до стоянки, к теплу, в палатку. Но маршрут затягивался и колкая боль

притуплялась.

    Только на ночлеге у костра обнаружил побелевшие участки кожи и удивлялся:

как не досмотрел? Но мы новички. А как же бывалые? Приходилось слышать про

полярника Стефансона. Он во время сильной метели просто закапывался в снег и

спал. Спал до тех пор, пока не просыпался от холода. Тогда делал несколько

согревающих пробежек и опять лез в снег... А ведь можно и не проснуться? Бывает

и так. Считается, что здоровый организм от холода пробуждается, обессиленный

засыпает еще крепче.

    Особенно незаметны и коварны обморожения в районах с влажным климатом.

Болезненное состояние наступает здесь даже при небольших морозах. Иногда

приходится поступать так, как описано в книге А. Димарова «Вершины»: «Он вовсю

хлестал репшнуром по окоченевшим стопам. Боль просыпалась, ноги теплели, тепло

сползало ниже к пальцам, скованные морозом сосуды отходили. Под ударами веревки

сползала кожа, но он все стегал и стегал ногу». Случилось это на камчатке, при

восхождении на Ключевскую сопку. Недосмотр в таких случаях может привести к

трагическим, непоправимым последствиям...

    Горы полны опасностей, погодных сюрпризов, человека здесь постоянно

подстерегают неожиданности. Но почему же, несмотря ни на что, люди стремятся в

горы, и не просто в благоприятный климат среднегорья, а к экстремальным высотам?

Сами альпинисты отвечают по-разному.

    «Потому что горы существуют», - говорил Джордж Мэллори, известный покоритель

вершин. Знаменитый академик О.Ю. Шмидт приводил более обстоятельные доводы: «Еще

важнее его (речь шла о горном туризме, тогда, в начале 30-х гг., еще не было так

хорошо в ходу слово «альпинизм». - Ю.С.) значение для характера человека. Горы

ставят трудные задачи. В их преодолении развивается настойчивость, смелость,

воля к победе, а также организованность, точность. ...Кто раз побывал в горах,

того они непременно тянут к себе всю жизнь. Знаю это по себе».

    Более возвышенными мотивами объяснял подобные устремления Н. Рерих: «Чем-то

зовущим, неукротимо влекущим наполняется дух человеческий, когда он, преодолевая

все трудности, восходит к вершинам... Где же такое сверкание, такая духовная

насыщенность, как не среди этих драгоценных снегов».

    Очевидно, альпинизм привлекает не только трудностью, возможностью проверки

сил и мужества, но и неожиданностью, неопределенностью, непредусмотренными

ситуациями, когда кажется, помогает какое-то шестое чувство. Впрочем, даже при

достаточной интуиции и опыте настоящие альпинисты не отмахиваются от научных

рекомендаций, разработок по адаптации.

    И все-таки, что их тянет в горы? «Альпинистский комплекс», одержимость,

навязчивая идея? Награда - изнуренное лицо, обветренная обгорелая кожа

потрескавшиеся губы и светящийся, возбужденный взгляд. Это после восхождения,

если все благополучно. Такой мученически победный вид можно понять. Победа над

собой, говорят, самая большая победа. <...>

    Философски объяснял тягу к горам Д. Неру: «...это часть извечных поисков

человека, некий избыток той жизненной энергии, что движет человечество из века в

век в его попытке всегда достичь все более высокого пика человеческих

устремлений».

    Увлечение горами приходит не само по себе, а через преодоление трудностей.

Мне довелось ощутить это во время одного из кавказских восхождений. Шли на

подъеме из последних сил. Небо казалось клочком голубизны, как со дна колодца.

Кто сказал, что горы восхищают? Тогда мы ругали их на чем свет стоит. Они, такие

зловеще красивые, неприступные и суровые, принижали нас, а мы стремились

вырваться из их плена, самоутвердиться, возвыситься над ними. Горы сбивали

спесь, тщеславие. Когда «дыхалка на разрыв аорты», как сказал поэт, когда

задыхаешься как выброшенная на берег рыба, не очень-то задерешь нос.

    Но необходимо хорошо знать подстерегающие опасности, чтобы не возникало

угрозы здоровью (ведь в горы едет его укреплять!), не говоря уже об опасности

для жизни. Не зря коварство гор вошло в поговорки...»

 

 

В борьбе с вершиной,

в стремлении к необъятному

Человек побеждает, обретает

и утверждает прежде всего

самого себя.

Люсьен Деви

 

Одержишь ты в горах победу над собой!

    Борьба за победу, преодоление соперника, противника! Как интерпретировать

эту формулу применительно к альпинизму? Кто этот противник, которого надо

преодолеть, победой над которым мы так гордимся?

    Уже давно примелькался традиционный фотоснимок альпиниста, стоящего на фоне

облаков (Выше только небо!), попирающего ногой скалу и триумфально вскидывающего

на головой свой верный ледоруб. Эта фигура, по мнению многих, должна

символизировать победу над горой, более того, победу над силами природы.

    Отождествлять восхождение на вершину с победой над природой по меньшей мере

не скромно. Разве можно сопоставлять силы человека с силами природы, частицей

которой он сам является и тем более противопоставлять их друг другу?!

    Альпинист преодолевает различные природные препятствия. Он поднимается по

отвесным скальным стенам, висит на паутинах лесенок над тысячеметровым отвесом,

пробивается через ледяные лабиринты, пересекает лавиноопасные снежные склоны.

Его подстерегают холод и ветер, дожди и снегопады, он попадает в грозу и буран,

недостаток кислорода затрудняет его движение. Но все эти препятствия возникают,

когда сам человек идет к ним навстречу, вступает с ними во взаимодействие.

Альпинист не может воздействовать на природу. Тогда как она воздействует на него

непосредственно. Природа не враг человека, а среда его обитания. Она, как сказал

Эйнштейн, коварна, но не злонамеренна. И если на пути к цели, выбираемой

человеком, надо преодолевать препятствия, создаваемые природой, то достижение

этой цели отнюдь не означает победы над силами природы. Наоборот, это означает,

что человек хорошо изучил ее законы, уважает и использует их. Силы природы

человек превращает в средства реализации своей цели.

    Итак, рассматривать природные препятствия как спортивного противника нет

никаких оснований. Что это за противник, если он лишен всяких личностных

качеств, если он равнодушен к твоим усилиям, не совершает ошибок, не подчиняется

никаким правилам? С природой нелепо соревноваться. С ней можно

взаимодействовать.

    Да есть ли и само соревнование? Однако все встает на свои места, когда мы

обращаемся к настоящему, самому серьезному противнику, самому трудному, самому

упорному, обретающему наибольшую силу как раз в момент серьезнейших испытаний.

Имя ему - собственные слабости и недостатки, трусость и лень, невежество и

неискренность, неумение пожертвовать своими интересами во имя интересов

коллектива и многое другое, в какой-то мере присущее каждому из нас.

    Если альпинист, в активе которого насчитывается хотя бы несколько сложных

восхождений, попробует беспристрастно разобраться в своих переживаниях во время

трудного восхождения, то он должен будет признаться (хотя бы самому себе), что

иногда в самый трудный момент у него возникала, может быть и не надолго,

коварная мысль: А зачем все это? Во имя чего? Не вернуться ли вниз, в теплую и

безопасную долину? И, увы, эта мысль, побуждавшая к скоропалительным поступкам и

решениям, часто служила не только причиной спортивных неудач, но и

психологического краха, казалось бы, дружной команды.

    Зато если эти слабости и недостатка удалось победить своими и коллективными

усилиями и, преодолев все препятствия, команда достигла вершины, то не страстные

объятия и поцелуи, не рукоплескания многоярусных трибун, а скромное рукопожатие

или просто обращенная к тебе улыбка друга да торжественная тишина над снегами и

ледниками горных гигантов ознаменует настоящую победу, одержанную духом человека

и его плотью, вполне сопоставимую с лаврами, венчающими чемпиона на пьедестале

почета.

    В альпинизме эта борьба с самим собой составляет главное содержание

соревнования...

    Ну а если, немного отдохнув на вершине и окинув взглядом окружающие горные

хребты и массивы, человек почувствует острое желание вновь пережить с друзьями

это непередаваемое чувство победы на новой, еще более трудной горе, то можно с

уверенностью сказать, что он настоящий альпинист и останется им надолго.

 

 

Близки в подлунном мире неспроста

Понятия мечта и высота...

Афоризм

 

Кто не видел гор - живет вполдуши

    Задумывались ли вы когда-нибудь над тем, кто идет в горы? Компетентный

человек, не задумываясь, скажет: жители крупных городов, мегаполисов.

    В городах альпинизм можно увидеть только на экранах телевизоров, горами там,

что называется, и не пахнет, но именно равнинные жители, горожане идут в

альпинизм и постоянно им занимаются. Эта закономерность прослеживается вполне

определенно в течение нескольких десятилетий и, по-видимому, не может быть

случайной. Попробуем найти ей объяснение.

    То, что жители горных районов не очень то увлекаются горным туризмом,

пожалуй, понятно. Стоит ли использовать свой отпуск, оставаясь дома. Ведь

каждому человеку, особенно молодому, свойственно стремление хоть ненадолго

сменить свой жизненный фон.

    Что же влечет обитателей многоэтажных башен в асфальтовых метрополиях в

столь далекие от них горы? Ведь для этого подчас приходится прилагать серьезные

усилия, жертвовать некоторыми житейскими удобствами.

    Конечно, очень многие молодые люди устремляются в горы из подражания

друзьям, привлеченные яркими рассказами бывалых путешественников, следуя советам

старших или повинуясь модному поветрию, а иногда в силу совершенно случайных

обстоятельств. Но, думается, если разобраться, то это явление имеет и более

глубокие социальные корни.

    Жители больших городов, представители самых разных профессий, от заводского

рабочего до крупного ученого, живут в напряженном ритме. Сама обстановка

большого города с его многочисленными взаимосвязями вынуждает принять этот ритм.

У горожанина столько разнообразных возможностей приложения своих сил и талантов

как в профессиональной, так и во внеслужебной деятельности, углубления своих

познаний в самых различных областях науки, техники и культуры, участия в

интереснейших общественных мероприятиях. На его голову ежедневно обрушивается

лавина информации, которую он в большинстве случаев не успевает не только

систематизировать, но и просто воспринять.

    Желаний много, духовные потребности растут, возникает стремление не отстать

от окружающих - все это заставляет торопиться. А времени - все те же 24 часа в

сутки! Как быть? Вот и уподобляется городской житель пассажиру столичного

метрополитена в часы пик. Все бегут - и ты беги. В том же ритме и направлении

увлекаемый общим потоком. И так изо дня в день, из месяца в месяц, на заводе, в

школе, в институте, на работе и даже в часы досуга.

    Сюда же надо добавить болезнь века - гиподинамию. Метро, автобус, лифт,

горячая вода, телефон - как сократился из-за всего этого объем совершаемой

человеком физической работы.

    И вот у горожанина возникает непреодолимое желание вырваться из этого

засасывающего ритма. Пусть ненадолго, но забыть о достижениях цивилизации,

почувствовать себя тем, что ты есть на самом деле, - частицей живой и вечной

природы с ее грандиозными горами, высоким небом, лесом, травой, реками...

    Такое стремление возникает у людей по-разному, и реализуют они его тоже

по-разному. В городе природа взята в узкие рамки скверов, парков и зон отдыха,

которые не могут полностью удовлетворять людей, истосковавшихся в каменных и

бетонных лабиринтах.

    Из всех многочисленных видов отдыха только туризм - пешеходный, водный,

горный - дают городскому человеку возможность соединить эмоции с радостью

взаимодействия с природой. Именно взаимодействия!

    Ведь можно общаться с природой просто ее созерцая. Даже в многолюдном

туристском Подмосковье еще можно найти удивительные уголки, прекрасные при любой

погоде. Можно провести на одном месте не один час, следя за сменой красок,

слушая шелест листвы и переливы говорливого ручья, и испытать при этом высокое

нравственное наслаждение. Но не сладок плод бездельного досуга, говорил Софокл.

Молодому, активному человеку такого общения недостаточно, ему нужны элементы

борьбы и победы, новые знания и впечатления, совместные переживания - словом,

активные действия, не ограниченные строгим регламентом, без непрерывно

подталкивающих внешних стимуляторов. Ему нужны активные действия, обеспечивающие

в естественных природных условиях нормальную человеческую жизнь, наполненную

лишениями и радостями, работой и отдыхом. Ему нужно самоутверждение в действии,

образно выражаясь, берег, чтобы оттолкнуться, мель, чтобы сняться, и шторм,

чтобы выстоять!

    Туристский поход, альпинистское восхождение - это прежде всего путешествие.

Какое великолепное слово! Какой широкий и красивый смысл может быть в него

вложен, как много оно значит для современного человека!

    У домоседа один мир. У путешественника - тысячи! Но в мире лайнеров и

вертолетов должно оставаться какое-то место для пешего хождения по родной, такой

близкой и так нужной нам земле. Упущенные яркие впечатления от трудного и

интересного похода по великолепной горной стране не заменишь никакими

сенсационными результатами, чемпионскими дипломами. Как часто торопливый турист

на категорированном маршруте не может сказать, по какому ущелью и через какой

перевал он идет, а альпинист на вопрос, как называется вершина, стоящая рядом с

покоренной им тройкой или пятеркой, широко раскрыв глаза, недоуменно отвечает

вопросом: А зачем этот нужно?

    И бывает очень обидно, когда, спустившись с вершины, альпинист не может

рассказать ни о чем, кроме как о количестве забитых в скалы крючьев и

подвешенных на них лесенок. Ему и невдомек, что он сам себя лишает красивых

воспоминаний и чувств, восстановить которые не удастся никогда.

    Путешествия - прежде всего источник новых знаний. Можно увидеть то, что было

известно только из книг, и удивиться тому, насколько живая природа интереснее и

глубже, чем любые научные статьи и художественные шедевры. Нежный, удивительно

прекрасный в своей скромности цветок, чудом выросший в трещине скалы по

соседству с вечным снегом, изящный и стремительный силуэт горной козы на фоне

светлого утреннего неба, нескончаемые проявления могучих всепроникающих сил

природы, которых никогда не увидишь, не попав в тот мир, где все это живет и

дышит. Нужно только не забывать смотреть. Смотреть и удивляться. И не жалеть

времени, потраченного на это. Чтобы почувствовать природу, надо на время забыть

себя. Как часто можно услышать от бывалых туристов и опытных альпинистов, что

месячное пребывание в горах позволило им избавиться от нравственной и физической

усталости после года напряженной профессиональной работы, накопить запас новых

сил для следующего года. И даже зимой, когда до гор еще очень далеко,

предвкушение встреч и с ними делает жизнь полнее и насыщеннее.

    Время, проведенное в горном путешествии или на восхождении позволяет обрести

новый творческий заряд не только в силу активного взаимодействия с природой. И

еще более важна возможность общения в этих условиях со своими товарищами.

    Практика человеческого общения в больших городах, несмотря на, казалось бы,

неограниченные возможности, носит специфический характер. Общение, даже между

близкими друзьями, часто сводится к телефонным разговорам, что явно не

располагает к полноте и доверительности обсуждения представляющих взаимный

интерес проблем.

    Бывает и так, что постоянные партнеры по путешествиям, живя в одном городе,

встречаются друг с другом лишь на следующий год после поездки, готовясь уже к

очередному походу.

    Очевидно, ежедневное общение в совместном походе или восхождении приобретает

формы, не осуществимые в городских условиях. В этом и есть нравственная

особенность понятия путешествие.

 

 

Среди снежных горных корон,

среди гор, стреляющих вверх

и почти достигающих небо,

стоит человек...

М. Чюрленис

Через красоту

    Многие художники и поэты пытались передать кистью и пером красоту и величие

гор. Их полотна, их рифмы по-своему отражают характер горного ландшафта. От

документально точных изображений до художественно-философских обобщений,

заставляющих задумываться над взаимоотношениями человека и природы, над

грандиозным её явлением - миром гор.

    Трудно найти слова, чтобы выразить незабываемое впечатление от этих плывущих

в прозрачном горном воздухе снежных громад, таких спокойных и величественных,

таких далеких и недоступных. Каждый человек воспринимает горы по-своему. Но

обязательно нужно хотя бы на какое то время остаться с ними наедине. Смотреть и

думать, смотреть и запоминать. Поводов для раздумий в горах более чем

достаточно. Даже тем, кто не в первый раз переживал эти ощущения, трудно

сказать, что потрясает в первую очередь. Огромность и непередаваемое

разнообразие форм поднявшихся к небу гигантов с белыми снежными воротниками на

скальных плечах. Неподвижные потоки ледников, украшенные причудливыми

ледопадами. Грандиозные ущелья, которые убегают вверх в поднимающуюся дымку.

Удивительные сочетания белизны снега и зелени травы по соседству...

    Какие колоссальные силы миллионы лет тому назад перевернули и поставили

дыбом земную твердь, прорезали многокилометровые долины и воздвигли заоблачные

пики! Поистине, только созерцая горы, по-настоящему понимаешь всю разницу между

короткой человеческой жизнью и величественным течением истории земли. Но в этой

кажущейся неподвижности и неизменности внимательный глаз разглядит признаки

непрерывного движения. Вот прогремел камнепад... Это значит, что где-то на

зазубренном гребне стало одним обломком меньше, а внизу на осыпи или морене -

больше... Вот образовалась снежная лавина, и длинные её конусы пополнили

колыбель ледника, питающего говорливый поток, который пропиливает дно ущелья...

Горы живут в своём масштабе времени, и то, что для нас века, для природы

поистине "единый час".

    Но горы дают человеку и возможность как бы остановить время, а точнее,

позволяют стремительно в нём перемещаться. Подумайте: где ещё можно в течение

одного-двух часов, а иногда (если вы на лыжах) и получаса переместиться со

снежных склонов, продуваемых жестоким морозным, по-настоящему зимним ветром в

жаркое южное лето, где на берегах прозрачной горной реки вздымаются бронзовые от

загара сосны, сулящие тень, где в ослепительном зное цветёт разнотравье горных

лугов и пахнет спелой малиной? Разве не удивительна эта головокружительная

метаморфоза?

    Представьте себе, что ваша палатка стоит где-нибудь в глубине ущелья и вы,

проснувшись, вышли из неё. Посмотрите на небо. Звёзды, такие яркие и такие

крупные, каких вы нигде и никогда не видели, висят прямо над головой. Близко,

очень близко - протяни руку, и они твои. Кругом ночь. Но посмотрите вверх по

ущелью и вы увидите, что над чёрно-синими горами, замыкающими горизонт, где-то

далеко-далеко розово-желтым пламенем загорается снежная вершина, освещённая

восходящим солнцем. Кругом ночь. А там уже утро! Где ещё, как не в горах, можно

почти физически ощутить движение времени, уловить зыбкую грань между светом и

мраком?!

    Человеку свойственно стремление раздвинуть рамки окружающего привычного мира

как можно шире. Чтобы далеко видеть, надо высоко подняться.

    Может быть, именно в этом одна из причин, влекущих людей в высокие горы. С

вершины Эльбруса его восточный сосед Казбек (тоже пятитысячник) кажется совсем

близким, а ведь до него более сотни км. С памирских вершин видно, как далеко на

юге, над пыльной дымкой афганца, в бело-желтом среднеазиатском небе миражом

встают снежные исполины Гиндукуша. Тысячи вершин, больших и малых, изломанные

сетью хребтов и водоразделов, темные провалы ущелий и долин, отороченных

бархатной кромкой лесов, сверкающие ледники и тонюсенькие ниточки горных рек, и

где-то вдали угадываются волны предгорий.

    Человек поднимается в снежную пустыню, чтобы лучше понять то, что осталось

внизу, чтобы оглянуться и увидеть весь бесконечный и неоглядный мир. Увидеть

глубокие ущелья, прегражденные бастионами скал, далекие манящие перевалы...

    И одновременно с этой неоглядностью - замкнутость туманных долин,

отгороженных друг от друга непроходимыми хребтами. Многие опытные

путешественники рассказывают о чувстве, охватывающем идущего по тропе к

перевалу. Кажется, что там, за резким изгибом седловины, припорошенной снегом и

задрапированной клочьями тумана, лежит другая, чужая и привлекательная страна,

новый безбрежный мир, где все должно быть непохожим и необычным. И путник

невольно убыстряет шаг, чтобы скорее достичь заветного рубежа. И увидеть за ним

следующее...

    Ослепительно ясный день, когда беспощадное солнце срывает белый покров с

темного тела скал, все резко и контрастно. Заметна каждая деталь, каждая

морщинка и трещинка могучих горных сооружений. Радость, восторг жизни и красок.

    Все рвется к солнцу. Солнце ниспадает каскадами жизненной энергии на зелень

лугов и долин, на скалы и снега вершин.

    Но вот наступил вечер и все покрылось леонардовским сфумато, уже ни одной

цельной линии, ни одного цельного цвета, ни одного одинакового момента, везде

движение, несимметрия, неожиданность, во всем необходимость прекрасного (И.С.

Тургенев).

    Величие горной природы с давних пор поражало воображение людей.

Грандиозность и недоступность вершин, потрясающая мощь проявления природных сил

- источник многих прекрасных мифов и легенд, не теряющих смысла и для

современного человека.

    С заоблачных высот Олимпа взирали на землю могущественные бессмертные боги,

столь похожие на придумавших их людей. Подняться на Олимп значило прикоснуться к

сонму бессмертных.

    На вершинах Парнаса обитали музы-покровительницы и вдохновительницы ученых,

поэтов и художников.

    Древние майя поднимались на горные вершины, чтобы быть поближе к богам,

слушавшим их молитвы.

    В сложной и разнообразной жизни гор находится место и минералам, и

растениям, и животным.

    Огненные саранки-лилии в таежных распадках Саян. Разнообразие многоцветных -

от бело-кремового до темно-красного - рододендронов Кавказа, плотная зелень

которых пробивается прямо из-под тающего весеннего снега. Хрупкие и в то же

время необыкновенно стойкие камнеломки, упрямо цепляющиеся за мельчайшие трещины

в скалах, там, где, казалось бы, не может жить ни одно растение. Благородный,

легендарный эдельвейс, скромный и немножечко суровый, столь редкий и тщательно

охраняемый в альпийских странах, - символ горной природы. Расцветшая маками и

тюльпанами просторная Алайская долина! А тянь-шаньская серебристая ель, а

узловатая благовонная памирская арча! Тысячи форм, красок и запахов сливаются в

одну непередаваемую картину, и нет в ней ни единого лишнего штриха.

    Грозный шум лавин, цокот падающих камней, журчание ручьев и глухой рев

горной реки, шум ветра - все сливается в одну потрясающую симфонию,

воспринимаемую ухом городского человека как необыкновенная тишина... Но в этой

могучей и непрерывной жизни природы, в этом нескончаемом движении находится

место и человеку.

Цитаты

      М. ГорькийРокуэлл Кент

      Порою между массами туч ослепительно сверкает среброкованное седло

      Эльбруса и хрустальные зубья других гор - они вцепились в облака и

      пытаются их удержать. Так ясно чувствуешь бег земли в пространстве, что

      трудно дышать от напряжения в груди, от восторга, что летишь вместе с нею,

      красивой и любимой. Смотришь на эти горы, окрыленные вечным снегом, и

      думается, что за ними бесконечно широкое синее море и в нем простерты иные

      чудесные земли или просто - голубая пустота, а где-то далеко, чуть видимые

      в ней, кружатся разноцветные шары неведомых планет - родных сестер моей

      Земливеркающая непорочная белизна высокогорных снегов, нетронутых, а

      может быть, недостижимых; красота гор, затянутых туманной дымкой, из-за

      которой не различишь, земля это или облако; далекие, ясные, бесстрастные

      горы - все это символизирует высочайшее устремление духа. Вселенная

      является людям во всей своей славе и величии, их охватывает беспокойство,

      в них просыпается свойственная их предкам тяга к приключениям, и они

      уходят. Вовсе не сознательный выбор заставляет людей менять удобства и

      безопасность на приключения и невзгоды - скорее всего, здесь действует

      импульс более глубокий и сильный, чем сознание и разум.

 

 


Оставить комментарий