Альпинизм

Альпинизм  

 

   Содержание:

      Введение

      Альпинизм как он есть

      "Здесь вам не равнина..."

      Коллектив - это важно!

      Сила сильных

          Физическая подготовленность

          Тактическая подготовленность

          Теотетическая подготовленность

          Психическая подготовленность

      Время и расстояние

      Уверенность в средствах укрепляет силы

      Опасность - в нас самих

      Держать!

      

 

 

Введение

    Среди многочисленных и разнообразных человеческих увлечений особое место в

силу широты их социальных и нравственных аспектов занимают спорт и туризм. Спорт

и туризм - один из показателей культуры народа и его жизненного уровня, средство

физического и нравственного воспитания.

    Восхождения на горные вершины - альпинизм - с давних пор вызывают интерес у

большого числа людей. Но споры о том, что такое альпинизм: вид спорта, в котором

главное - достигнутый результат, или особая форма туризма, преследующая

познавательные цели, одно из средств активного отдыха, ведутся и поныне.

По-видимому, в какой-то мере справедливо и то, и другое его определение.

Искусственное противопоставление альпинизма горному туризму, бытующее и по сей

день среди некоторой части горных туристов и альпинистов, неоправданно.

    Природные условия, в которые попадают альпинисты и горные туристы, характер

преодолеваемых ими препятствий, совершенно идентичны по содержанию и различаются

лишь дозировкой и распределением по маршруту.

    Таким образом, термины "альпинизм" и "горный туризм" мы будем употреблять

как синонимы.

    Условия деятельности альпинистских и горно-туристских групп требуют высоких

моральных качеств и воспитывают эти качества. Активное взаимодействие людей,

образующих коллектив, в борьбе с природными препятствиями и собственными

недостатками формирует мировоззрение, закаляет характер, укрепляет нравственные

начала, так необходимые в жизни.

    Не менее важным для этих же целей следует признать воздействие на человека

прекрасной и многообразной природы с ее необычными формами и красками.

 

Альпинизм - путешествия

в горах, включающее

восхождение на горные

вершины.

Из энциклопедии.

Альпинизм как он есть

    Итак, альпинизм... Что это такое? До сих пор альпинизм именуется видом

спорта, хотя далеко не все и не всегда с этим согласны.

    В узком смысле альпинизм - это восхождение на гору с единственной целью

достичь ее вершины. В таком толковании его спортивный характер не вызывает

сомнений. Не менее спортивным выглядит точно заданный горно-туристский маршрут с

фиксированными препятствиями (перевалами, переправами) и столь же ясно

обозначенной единственной целью - пройти!

    К этому альпинизм пришел не сразу. В те достаточно далекие годы, когда на

большинство сколько-нибудь заметных вершин еще не ступала нога человека,

восхождения (первовосхождения) совершались по наиболее логичным и безопасным

маршрутам.

    Когда иссякли нехоженые вершины в хорошо обжитых районах, альпинисты не

только устремились в труднодоступные горные страны всех континентов, но и стали

искать новые, как правило, более сложные пути на уже покоренные вершины.

    Во второй половине нашего века сложилось такое положение, что все

представляющие спортивный интерес вершины мира, включая восьмитысячники и

высотный "полюс" планеты Эверест, были покорены (и не единожды) по все

усложняющимся маршрутам. Дальнейшее усложнение осуществлялось за счет

восхождений в более трудных условиях - зимой, без кислорода, в одиночку и т.д.,

- придающих им характер спортивной сенсации.

    Как и в других видах спорта, обозначилась и более узкая специализация

восхождений: высотные, по отвесным скальным стенам, чисто ледовые маршруты.

    Усложнилось и техническое оснащение альпиниста, позволяющее ему преодолевать

практически любое препятствие горного рельефа.

    Однако не менее широкой популярностью продолжают пользоваться горные

путешествия как в освоенные, так и малоосвоенные районы, сочетаемые с

восхождениями на вершины различной сложности, альпинизм "выходного дня" и прочие

самодеятельные мероприятия. Возможности здесь неисчерпаемы. Ведь, в конце

концов, для человека, впервые попавшего в горы, все вершины - не взятые, все

маршруты - первопрохождения.

    Мы уверены, что именно многогранность альпинизма способна удовлетворить

стремление любого человека, им интересующегося, без обязательной перспективы

высоких спортивных результатов.

    Возможности, в нем скрытые, чрезвычайно широки. Как говорят, и комар может

напиться, и слон выкупаться. Нужно только смотреть и думать.

 

На высоте Эльбруса

вода кипит при 82° С.?

Из справичника

"Здесь вам не равнина..."

    Деятельность альпиниста проходит в высокогорье. Под этим термином обычно

понимается территория, расположенная на высоте, превышающей 3000 м. над уровнем

моря. Практически же вершины, на которые поднимаются альпинисты, значительно

выше, хотя физиологические изменения в организме человека начинаются уже на

высоте 2000 м. Воздействие оказывают такие факторы внешней среды, как

атмосферное давление, парциальное давление кислорода в воздухе, влажность,

температура воздуха и его ионизация, а также солнечна радиация. Наиболее

ощутимым оказывается резкое понижение парциального давления кислорода.

Уменьшение содержания кислорода в атмосферном воздухе приводит к тому, что кровь

недонасыщается кислородом, то есть возникает несоответствие между поступлением

кислорода и потребностями организма в нем, развивается высотная гипоксия

(кислородная недостаточность). Наиболее чувствительна к ней нервная система, и в

первую очередь высшие ее отделы. Организм человека, используя различные

приспособительные реакции, стремится компенсировать кислородную недостаточность.

В этом одно из проявлений фундаментального свойства организма сохранять и

поддерживать относительное постоянство внутренней среды, при меняющихся внешних

условиях путем саморегуляции. В спортивной практике процесс приспособления к

активной деятельности при пониженном парциальном давлении кислорода в окружающем

воздухе называется адаптацией к высоте. В условиях высокогорья ее частный случай

- акклиматизация. Последний термин как бы подчеркивает, что влияние высокогорья

на организм человека не ограничивается только гипоксией, но предполагает

интегральное воздействие ряда перечисленных выше климатогеографических факторов.

    Cуществует достаточно большое число проверенных рекомендаций относительно

того, как организовать этот процесс. Они изложены в различных учебниках и

справочниках, в том числе и в альпинистской литературе, и вряд ли есть

необходимость здесь их повторять. Главным для нас является тот факт, что

альпинист выполняет огромную физическую работу в условиях, не имеющих аналогов в

других видах спорта.

    Каждый поднимающийся в горы, независимо от альпинистской квалификации и

стажа, непременно испытывал это на себе. Неспособность справиться с физической

нагрузкой, привычной в равнинных условиях, отрицательная реакция на повышение

физического усилия обнаруживаются сразу же.

    Неизбежное снижение работоспособности организма равнинного человека в

высокогорье может быть компенсирована только правильно организованной

акклиматизацией.

    Последствия неправильно организованной акклиматизации могут быть плачевными.

И не только потому, что крайние проявления кислородной недостаточности,

именуемые горной болезнью, порой приводят к отказу от восхождения. Надо иметь в

виду и другое: в условиях перестройки адаптирующихся физиологический систем

сопротивляемость организма различным заболеваниям снижается. Например, обычные

простудные явления, легко переносимые в равнинных условиях, на фоне кислородного

голодания и сопутствующих ему климатогеографических особенностей высокогорья

могут вылиться в тяжелую форму пневмонии с отеком легких. А при автономности

альпинистской группы и ее оторванности от медицинских стационаров возникает даже

угроза летального исхода.

 

Нельзя теперь, чтобы

человек один. Всё равно

человек один не может

ни черта.

Эрнест Хемингуэй

Коллектив - это важно!

    Альпинизм - занятие коллективное. Не только потому, что восхождения в

одиночку рискованны и опасны. Разговоры о самоутверждении, конечно, обнаруживают

некоторое рациональное зерно. Доказать себе: ты способен на то, чего не могут

другие, и этим ты отличаешься от них. Наверное, личные ощущения и восприятие

окружающего при восхождении имеют свою особую окраску. "Вдвоём привидения не

увидишь!" - гласит старинная мудрость. Но с другой стороны, не менее справедливо

и другое утверждение: "Одиночество - хорошая штука, когда есть кому об этом

рассказать". И действительно, восхождения в одиночку совершаются главным образом

для того, чтобы о нем узнало как можно больше людей. Узнало и удивилось

необыкновенности, сенсационности и исключительности события.

    Оговоримся: нельзя ставить знака равенства между восхождениями соло и

умением альпиниста ходить в горах при необходимости без партнера, и владеть

соответствующими техническими приёмами обеспечения безопасности. Альпинистская

судьба может поставить человека в ситуацию, когда он остаётся один и в

буквальном и в переносном смысле слова. Именно тогда это умение может

пригодиться.

    Когда одного старого альпиниста спросили, зачем он ходил в горы, что он там

искал, он ответил: "В горах я искал человека. Искал и находил".

    У каждого альпиниста, который развивается как личность, наступает такой

момент, когда он начинает особенно остро ощущать удовольствие от совместной

борьбы с трудностями и опасностями, постоянной взаимной поддержки и внимания,

ощущать свою нужность и полезность для них, для своих друзей. Если этого не

происходит, то значит, человеку не повезло, и он прошёл мимо очень существенных

граней жизни.

    В горах альпинистская команда теряет ощущение границы между альпинизмом,

ради которого она сюда приехала, и просто жизнью. Её, по существу, нет, этой

границы. Свой дом, свою аптеку, свою столовую, своё снаряжение альпинист несёт

на себе. Устройство безопасного и относительно комфортабельного бивака, в

котором приходится провести иногда не одну ночь, - задача, требующая подчас не

менее основательных знаний и умений, чем виртуозное лазание по скалам. Как

организовать отдых на стоянке, когда за палаткой бушует гроза, а до бездонного

обрыва куда меньше четырёх шагов. А отдыхать и питаться надо, ведь с момента

утренней горячей еды прошел долгий день, заполненный тяжёлой и опасной работой.

Завтра столь же трудный день, и, может быть, таких дней будет несколько. В

палатке один из альпинистов возится с консервами и крупой, мастеря скромный ужин

- он повар, второй готовит из одежды, верёвок и спальных мешков постель - он

администратор (или завхоз, или кто-то ещё), третий приводит в порядок снаряжение

на завтрашний день - он мастер по ремонту, четвёртый перевязывает товарищу

разбитый палец - он врач. И все они - альпинисты. Если они не организуют себе

ночлег, не приготовят пищу, не отремонтируют снаряжение, не окажут медицинскую

помощь, никто за них этого не сделает. И любую обязанность должен уметь

выполнить каждый. Полная взаимозаменяемость обязательна, а иногда - в горах

всякое бывает - одному приходится заменять и двоих.

    А когда горячий чай снимет дневное напряжение, будут переодеты мокрые носки

и усталые тела погрузятся в теплую мякоть спальных мешков, можно вполголоса

спеть хорошую альпинистскую песню.

    Пусть там, вне палатки, бушует стихия, восходители верят в свои силы, верят

друг в друга, верят в то, что завтра будет ясная погода, солнце растопит лед,

согреет коричневые скалы и они вновь пойдут по избранному пути к желанной

вершине. Не будет хорошей погоды - все равно пойдут. Потому что они -

альпинисты.

 

Силы человека скованы

обручем необходимости.

В ходе длительного опыта,

натыкаясь на преграды,

человек, наконец, познаёт

её границы.

Р. Эмерсон

Сила сильных

    Итак, если предстоящие препятствия определены, команда знает, к чему она

должна быть готова. Должна! Но готова ли?

    Необходимо учесть различные аспекты индивидуальной подготовленности

участников, их физические, технические и моральные ресурсы, опыт и мастерство,

специализацию, взаимозаменяемость и совместимость. Во внимание принимается

количество участников, способности руководителя, наличие потенциальных лидеров и

многое, многое другое.

Физическая подготовленность

    Это наиболее благополучная сторона квалификации альпиниста, не вызывающая

больших затруднений. Режим нагрузок в альпинизме, особенно на более поздних

этапах его совершенствования, не имеет аналогов в других видах спорта. Конечно,

сила, быстрота, выносливость, ловкость, гибкость, координация движений

необходимы альпинисту, как и всякому другому спортсмену высокой квалификации. Но

их оптимальное сочетание не совсем точно установлено.

    Одно время дебатировался вопрос о том, какие их перечисленных качеств важнее

всего для альпиниста. По-видимому, такой вопрос неправомерен. Чем выше уровень

любого из этих качеств, тем лучше для альпиниста. Предпочтение одного из них в

ущерб другим явно не принесет пользы. Главное, в каких условиях применяются эти

качества: при кислородной недостаточности, низких температурах, воздействии

прочих неблагоприятных метеорологических факторов, резко меняющихся по величине

и сложности физических нагрузках, постоянных эмоциональных стрессах, отсутствии

нормального отдыха и реабилитации. Причем альпинист находится в таких условиях в

течение нескольких дней, при полной автономии группы. Поэтому имеет значение не

только уровень развития физических качеств, определяемый с помощью упражнений и

тестов, но и способность сохранить этот уровень в процессе восхождения, которая

приобретает особый вес, если вспомнить о возможности резкого непредвиденного

изменения условий восхождения.

    Следует также упомянуть о возможности дифференциации физической подготовки

применительно к какому-либо конкретному классу восхождения, а может быть, и

конкретной вершине, с учетом характера деятельности на маршруте (крутизна,

рельеф, длительность, чередование статических и динамических нагрузок и пр.) и

реальных внешних условий (высота, метеорологические факторы).

    Таким образом, вкратце перечислим формы и методы оценки уровня физической

подготовленности альпиниста:

    - контроль общего самочувствия (сон, аппетит, утомляемость и пр.);

    - медицинский контроль с соответствующими функциональными пробами;

    - выполнение контрольных упражнений;

    - систематический контроль за сохранением и восстановлением достигнутого

уровня.

    Сопоставление факторов физической подготовленности, их динамика в процессе

тренировок и восхождений характеризуют физическую подготовленность как компонент

тактического понятия "силы".

Тактическая подготовленность

    Если организация физической подготовки и способы оценки ее уровня зиждутся,

как правило на научно-методических основах и систематизированном практическом

опыте, то в вопросах технической подготовленности еще много всяких разночтений,

особенно в том, что касается объективной оценки ее уровня. Индивидуальная

техническая подготовленность альпиниста характеризуется широтой диапазона

освоенных им приемов преодоления различных форм рельефа, качеством их выполнения

(непринужденность, экономность, надежность), умением применять технические

средства, грамотно выбирать маршрут и обеспечивать безопасное его прохождение

для себя и своих товарищей.

    В настоящее время альпинисты применяют множество остроумных приспособлений,

позволяющих преодолевать самые сложные участки горного рельефа с помощью

довольно ограниченного числа технических приемов.

    Примером может служить по закрепленной веревке на зажимах-жумарах.

Фантазируя, можно представить себе такую картину: альпинист преодолевает сложную

стену, не касаясь ее руками.

    Очень сходно с этом смысле движение по подготовленным перилам.

Парадоксальность подобной ситуации заключается главным образом в коллективном

характере альпинизма, когда один хорошо технически подготовленный спортсмен

может обеспечить результат своим менее подготовленным товарищам по команде.

Чтобы избежать таких толкований проблемы, условимся, что индивидуальное

мастерство - это умение хорошо ходить первым. Ведь в сложно и беспрерывно

меняющейся обстановке трудного восхождения к этой ответственной роли должен быть

готов каждый ее участник.

    С какими же мерками подходить к оценке личного технического мастерства? Если

рассуждать следующим образом: раз альпинист преодолел соответствующие

технические трудности, значит, у него достойный уровень мастерства, то можно

впасть в серьезную ошибку. Даже если этот альпинист шел на маршруте первым. И

дело здесь не только в возможности счастливой случайности. Ведь наличие

технических приспособлений разного рода может сделать преодоление некоторых

трудных участков боле простым и потребовать владения лишь ограниченным числом

технических приемов. Речь идет об искусственных точках опоры. Прежде всего

применение искусственных точек опоры как бы отучает альпиниста от поисков выбора

маршрута. Зачем искать варианты, когда можно, не особенно задумываясь, забить

крюк, навесить лесенку - и дело сделано! Ну, немножко больше времени затратишь,

зато как просто и надежно. Да, в некоторых случаях искусственная точка опоры -

единственный выход. Особенно когда речь идет о коллективной безопасности. Но

ведь альпинист поднимается в гору не только для того, чтобы достигнуть ее

вершины. Он ищет удовлетворения в самом движении, в возможности применить свою

силу и ловкость, реализовать свой опыт. Недаром многие альпинисты не получают

удовольствия, проходя маршрут, испорченный оставленными крючьями. Кроме того,

нельзя забывать о том, что альпинистское восхождение не увеселительная прогулка,

что в нем могут возникнуть такие обстоятельства, когда нужного технического

приспособления не окажется под рукой и положение альпиниста, не владеющего всем

арсеналом приемов свободного лазания, окажется весьма трудным и опасным. Значит,

в основе технического мастерства альпиниста должно лежать прежде всего именно

свободное лазание в самой широкой трактовке этого понятия.

    Вот и возникает проблема сочетания свободного лазания и искусственных точек

опоры. Как же найти золотую середину между спортивностью первого и

необходимостью вторых?

    Думается, что ответ кроется в самом вопросе. искусственные точки опоры

следует применять именно тогда, когда они безусловно необходимы. Естественно,

этот момент необходимости у слабо подготовленного скалолаза наступит значительно

раньше, чем у настоящего мастера. Речь, конечно же, не идет о крючьях,

забиваемых или ввинчиваемых для взаимной страховки.

    В альпинизме основная тактическая единица - двойка, связка. Именно она

должна самостоятельно решать тактико-технические задачи. Главный признак,

определяющий техническую подготовленность двойки, - взаимопонимание и одинаковое

отношение к применяемым приемам. В этом и заключается технический аспект понятия

схоженности. В основе оценки здесь могут быть различные критерии (например,

правильное распределение обязанностей). Конечно, достичь полного равенства в

индивидуальной технической подготовленности в команде практически невозможно, а

в двойке - трудно. Всегда найдутся люди, по разным причинам тяготеющие к

движению по какому-то определенному виду рельефа. Что ж, о вкусах не спорят! Но

известная степень универсальности, определяемая качественным уровнем

альпинистского мероприятия, необходима, хотя бы как резерв на случай

непредвиденных обстоятельств.

    Один из показателей технического мастерства двойки - непринужденное и

рациональное использование веревки и специального снаряжения как для взаимной

страховки, так и для продвижения. Иногда, наблюдая за работой связки, опытный

альпинист-инструктор ловит себя на мысли, что веревка им мешает. Еще хуже, если

это чувство возникает у самих участников двойки. При некритическом отношении это

может привести к убеждению, что связывание не обязательно, что веревка тормозит

действия и пр. Такие ложные идеи надо с самого начала пресекать. Старые

альпинисты говорили, и жизнь сегодня подтверждает это, что квалификация

альпиниста ярче всего проявляется в умении работать с веревкой, управлять ею, не

обременяя и не задерживая партнера, сохраняя нужный резерв ее длины, вовремя и

безошибочно сочетать веревку с другими элементами технического оснащения. До тех

пор пока веревка не перестанет мешать, не может быть и речи о надежном уровне

технической подготовленности связки.

    Что касается применения различных видов технического оснащения, таких, как

крючья, закладки и др., то степень овладения приемами их использования может

оцениваться с разных точек зрения. Невозможен автоматизм при забивании крюка или

установке закладного элемента. Сочетание характеристик забиваемого крюка и

используемой при этом трещины требует повышенного внимания. Здесь следует

взвешивать и сопоставлять такие элементы, как назначение данного крюка, величина

и направление возможной нагрузки, расположение предыдущего крюка, ориентация

дальнейшего маршрута, и т.п. Торопиться никак нельзя. То же самое относится и к

ряду других технических операций. Реакция же на сигналы "Камень!" и "Держать!"

должны быть доведены до уровня мгновенного условного рефлекса.

    Одним из показателей согласованности работы связки служит качество

информации, которой обмениваются партнеры в процессе работы, ее полнота,

точность формулировок, лаконичность команд. Особое значение оно приобретает в

условиях, когда зрительная связь между партнерами невозможна, а звуковая

затруднена, что случается нередко. Полнота информации, в свою очередь,

определяет в известной мере уровень приемов взаимопомощи и управления движением.

Двигаясь впереди, первый в связке не только своим движением обозначает путь

идущим за ним, но и может в процессе движения передать следящему за ним второму

ценные сведения, например о перемене направления, особой опасности проходимого

участка, состоянии снега, скрытых или открытых трещинах и многом другом. Но и

второй может также своими сообщениями во многом облегчить работу первого.

Имеются в виду не только стандартные сообщения об оставшемся резерве длины

веревки. Стоя на нижней страховке и наблюдая за движением лидера, второй иногда

замечает такие подробности рельефа и обстановки, которые первый, испытывающий

высокое эмоциональное напряжение, прокладывая путь, может и упустить.

    Степень взаимопонимания сказывается прежде всего в организации безопасности,

в ее оперативности и надежности.

Теоретическая подготовленность

    Теоретическая подготовленность - другой элемент тактического понятия "силы".

Ее определяют объем и уровень знаний смежных научных и технических дисциплинах,

необходимых как для общей эрудиции альпиниста, так и для обоснованного решения

конкретных задач предполагаемого восхождения или похода. Сюда могут быть

отнесены прежде всего науки о природе: география, геология, метеорология,

климатология, позволяющие ясно представить себе совокупность внешних условий,

ожидающих альпиниста в избранном районе действий, и в известной мере

прогнозировать из изменение. Достаточно вспомнить муссонные периоды в Гималаях

или хотя бы суточные изменения погоды в безенгийском районе, варианты снежной

обстановки и связанной с ней лавинной опасности, режим горных рек и многое

другое.

    Совершенно необходимы знания по топографии для уверенной ориентации на

местности с помощью карты, а также для документации своего маршрута.

    Знания основ гляциологии позволяют правильно выбрать пути движения по

ледникам, знания свойств различных горных пород - избежать ошибки в подборе

снаряжения.

    Здесь можно было бы вспомнить и вопросы оказания первой доврачебной помощи.

Но это вопрос особый.

Психологическая подготовленность

    Психологическая подготовленность - последний компонент тактических сил

альпинистской группы, границы которой трудно определить однозначно. Теперь

рассмотрим этот вопрос более подробно. Как оценивать уровень психологической

подготовленности отдельного альпиниста и команды? Ведь именно возможность такой

оценки позволяет прогнозировать поведение группы и ее участников в условиях

реального восхождения. Особенно в экстремальных ситуациях.

    В альпинизме состояния напряженности возникают тем чаще, чем более сложными

становятся маршрут и обстановка. В той или иной степени эмоциональный стресс

неизбежен. В то же время возможности применения средств психологической

регуляции, которыми располагает современная наука чрезвычайно ограничены.

    Рассматривая эмоции как форму переживания чувств, отражающих реальные

взаимоотношения человека с окружающим миром, как отклик на изменение собственных

ожиданий, следует подчеркнуть значение максимально точного прогнозирования

обстановки восхождения. Чем меньше неожиданностей, тем точнее учет собственных

сил, тем больше шансов, если не избежать, то уменьшить интенсивность состояния

напряженности. Конечно, не все эмоции отрицательны. Случается (и нередко), что

моделируемая ситуация в действительности оказывается более благоприятная, чем

предполагалось. Думали, будет очень трудно, а оказалось, что не очень. Вот вам и

основа для положительных эмоций, помогающих улучшить настроение. Нужно только

внимательно следить за тем, чтобы хорошее настроение не перешло в своеобразную

эйфорию, наблюдаемую иногда на высотных восхождениях и очень часто на спусках.

    Уверенное достижение цели возможно лишь тогда, когда физические и духовные

усилия объединяются. И если психические факторы влияют на качество использования

физических возможностей человека, то нельзя забывать о том, что психические

процессы также во многом зависят от физического состояния. С этим связаны

многочисленные случаи ослабления внимания, торможения реакции и т.п., часто

приводящие к печальным последствиям.

    Конечно, показатели психологических процессов имеют серьезное значение для

характеристики альпиниста, но полную цену они приобретают как компонент

коллективной деятельности. Другими словами, успех и жизненность альпинистского

коллектива определяется тем взаимодействием личностей со всеми их

индивидуальными качествами, которые именуются психологическим климатом.

 

"Горы времени у горы..."

Время и расстояние

    Человек привык рассматривать время и расстояние как абсолютные и незыблемые

физические величины. Горы в этом отношении напоминают космические черные дыры. И

время, и расстояние в бытовом понимании в горах искажаются. Замечательно

написано об этом в книге Ю.П. Супруненко "Горам навстречу", несколько отрывков

из которой приводится ниже:

    "...Тропа круто уходит вверх. Идешь как во сне. Неуклюже переставляешь

тяжелые ботинки. Они кажутся мученическими веригами. Горбишься под тяжестью

рюкзака. Прислушиваешься, как стучит в висках кровь, как отдаются удары сердца в

гортани. Дышишь часто, ненасытно, взахлеб. Когда уже совсем невмоготу, а

окружающее плывет и тает перед глазами, останавливаешься и, облокотившись на

ледоруб, переводишь дыхание.

    - Долго еще? - вопрос к проводнику-таджику.

    - Чакрым!

    Голоса негромкие, прерываются на полуслове. И нет сил расспрашивать: энергию

экономишь даже на разговорах.

    Объявлен привал. Не терпится посмотреть на карту. Может, найдется объяснение

"чакрыму"? Читаю карандашную подпись: 5500 абалаков. Карманный альтиметр

показывает высоту 4800 м. Еще одна загадка.

    Успеваем отдышаться, хлебнуть несколько глотков холодного чая и снова -

рюкзаки на плечи и в путь: надо успеть на базовый лагерь до наступления темноты.

    Чакрым - мера расстояния у горцев, соответствующая примерно часу ходьбы.

Правильно подмечено, что путь в горах - это путешествие вдвойне: одновременно в

горизонтальном и вертикальном направлениях. Поэтому при ходьбе по пересеченной

местности знать путь в метрах или километрах недостаточно. Одно дело - подняться

в гору, совсем другое - спуститься с нее, хотя расстояние одно и то же. <...>

    Схожие с чакрымом понятия имеются и у других народов. Так, в Иране

существует фарсанг - путь, который проезжают за один час. В зависимости от

местности бывают "тяжелые" и "легкие" фарсанги, но в среднем они соответствуют

расстоянию 6 км.

    В Непальских Гималаях расстояние обычно меряют временем между двумя

остановками - бисауни (в буквальном переводе означает "положить, снять груз").

<...>

    Издавна люди измеряют высоту гор в метрах. Сейчас этого уже недостаточно.

Геометрическая высота гор над уровнем моря верна только с позиции физической

географии. Но она ничего не говорит о горной болезни, недостатке кислорода,

углекислоты. Очевидно, целесообразна была бы новая шкала отсчета высоты гор. Ее

основной единицей может стать метр эффективной высоты.

    Метр эффективной высоты - это и есть абалак. Откуда появилось это слово?

    ...Последние сотни метров к вершине он шел один. По гребню, как канатоходец.

Шатаясь от "горнячки". Соскальзывая по плотному, как фарфор, насту, то в одну,

то в другую сторону. И уже у финиша - ползком, чтобы порыв ветра не сбросил на

крутой склон. И вот вершина! Он выпрямился, как полагается победителю. Тень его,

увеличенная во много раз, в лучах заходящего солнца спроецировалась на облака.

    Это было первовосхождение на высочайшую вершину Советского Союза - пик

Коммунизма в 1933 г. Теперь этот путь на вершину назван маршрутом Евгения

Абалакова. Избежав многих опасностей среди трещин, лавин, камнепадов, он погиб

дома от неисправной газовой колонки. Имя прославленного альпиниста осталось в

названиях памирской и тянь-шаньской вершин, в его картинах и скульптурах. <...>

    Критерий эффективной высоты учитывает совместное действие давления

кислорода, температуры воздуха, скорости ветра, влажности, продолжительности

дня. Но главным образом эффективную высоту определяет давление кислорода. Там,

где оно соответствует нормальному атмосферному давлению, эффективная высота

равна высоте над уровнем моря, она не зависит от других фактором. В этом случае

абалаки соответствуют метрам. С увеличением или уменьшением давления кислорода

это соответствие нарушается. Таким образом, чем большим числом абалаков

выражается эффективная высота, тем раньше проявляется горная болезнь. <...>

    Каков же физический смысл абалака? Это не единица измерения высоты в строгом

смысле слова, а показатель реакции человеческого организма на высоту. Чем больше

эффективная высота, тем менее благоприятны условия для человека. К сожалению,

понятие "эффективная высота" не учитывает недостаток углекислоты, повышенную

радиацию в горах, ионизацию воздуха..."

 

Худо, когда в дивизии не

хватает провизии.

Козьма Прутков

Уверенность в средствах укрепляет силы

    Итак, на очереди следующая тактическая категория - средства, то есть все

материальные ресурсы, которыми мы располагаем или должны располагать, планируя и

организуя какое-либо альпинистское мероприятие.

    Очень существенной частью средств, безусловно, является общее и специальное

снаряжение. Набор снаряжения, его качество диктуются прежде всего характером

намеченного маршрута с учетом климатогеографических особенностей предполагаемого

района действий. Современные альпинисты редко используют для далекой переноски

грузов собственные плечи и даже вьючный транспорт. Автомобили и вертолеты -

обычные транспортные средства для этих целей.

    Тем не менее столь остро стоящая проблема веса снаряжения (и не только

снаряжения) ни в коем случае не потеряла своей актуальности. Общий вес зависит

от номенклатуры, количества снаряжения и весовых параметров каждого его вида.

Номенклатура альпинистского снаряжения - от палаток, спальных мешков, веревок,

рюкзаков до бесконечного разнообразия альпинистской металлической "слесарни" -

выросла необычайно. И нужно сказать, что это разнообразие при всей его внешней

привлекательности и заманчивости далеко не всегда вызвано необходимостью.

    Ведь цель альпинизма - не решение технической проблемы перемещения по

скальному и ледовому рельефу, а восхождение Человека на Вершину. Как здесь не

вспомнить афоризм: "Техника достигнет такого совершенства, что человек сможет

обойтись без самого себя". Наличие "избыточного железа" свидетельствует скорее

не о предусмотрительности восходителей, а о недостаточном знании характера

маршрута (прочности породы, расчлененности рельефа и т.п.). Что же касается

количества избранных типов инвентаря и его распределения, то они могут быть

уточнены только после ответа на вопрос: "Что, где, когда и кем будет

применяться?" Такой вопрос обязана задать себе каждая команда, а точность ответа

на него будет свидетельствовать о ее коллективной квалификации и опыте.

    В основе альпинизма всегда стоял вопрос еды. Эти слова содержат

непререкаемую истину: не накормленный альпинист находится в безвыходном

положении.

    Всем известно, что калорийность потребляемых продуктов должна возмещать

энергозатраты. Существуют нормы потребления таких элементов питания, как белки,

жиры, углеводы, витамины. Известно также, что несбалансированное питание может

нанести ущерб здоровью и снизить работоспособность альпиниста. Понятно, что

последствия неправильного питания ощущаются не сразу. В течение некоторого

времени они могут быть в той или иной степени компенсированы упорством и

самоотверженностью. При благоприятных условиях это время достаточно велико, но

не беспредельно. Определить заранее этот предел невозможно. Все эти бесспорные

истины неожиданным образом оказываются связанными с чисто тактическими

альпинистскими решениями.

    Важный компонент материальных средств - медицинско-гигиенический инвентарь.

Необходимая номенклатура и количество медикаментов, инструментария и приборов

устанавливается с учетом климатогеографических особенностей района, степени и

сроков отрыва группы от населенных пунктов и стационарных лечебных учреждений.

Содержание аптечки в достаточной мере устоялось. Тем более желательно, чтобы в

ней хранилась краткая инструкция по применению тех или иных медикаментов (прежде

всего по их дозировке).

    Как мы видим номенклатура средств достаточно широка и зависит от сочетания

многочисленных спортивных, организационных и хозяйственных факторов.

    Важно ничего не упустить, но и не тащить лишнего. Рецепты и нормативы здесь

бессмысленны. Вывод из сказанного выше один - здраво и объективно оценивать

условия, сопоставлять с ними свои возможности и… думать! В качестве крайних

позиций можно привести, с одной стороны, изречение греческого философа Бианта:

"Все свое ношу с собой", с которым ассоциируется огромный неподъемный рюкзак, а

с другой стороны, совет его соотечественника Эпикура: "Достигнуть благополучия

можно, не только увеличив богатство, но и уменьшив потребности".

    В общем, надо следовать математической максиме: "Необходимо и достаточно".

Она как нельзя лучше раскрывает принцип формирования средств материального

обеспечения альпиниста.

 

В нашем мире опасность

всегда угрожает тем, кто

ее боится.

Бернард Шоу

Опасность - в нас самих

    Перефразируя греческого писателя Анархсиса, можно сказать: "Люди делятся на

три вида: те, которые живы, те, которые мертвы, и те, которые лазают по горам".

К сожалению, очень часто представление об альпинизме и его опасностях примерно

соответствуют смыслу этой фразы.

    Посмотрим, как дело обстоит в действительности. Да, природные препятствия,

преодолеваемые альпинистом, на избранном им пути, безусловно, многочисленны и

многообразны. Нет сомнения, что сочетания этих природных факторов в определенных

условиях могут привести к аварийным ситуациям.

    Природа воздвигла высочайшие горы, придала им причудливые формы. Круто

изрезанные гребни, отвесные скальные стены, пересеченные сетью трещин ледники,

колоссальные снежные поля. Все это на протяжении многих тысяч лет живет своей

особой непрерывной жизнью, меняется, движется, иногда незаметно для

человеческого глаза, а порой с катастрофической быстротой. Те проявления жизни

горного рельефа, которые в альпинистской литературе часто называют объективными

опасностями, по сути дела, вполне закономерные последствия постоянно действующих

геологических, геофизических и метеорологических факторов. Некоторые из них

имеют сезонную и суточную цикличность, поддаются прогнозированию по внешним

признакам или по характеристикам взаимосвязанных физических процессов.

    Так, например, столь частые в горах камнепады зависят от экспозиции гребня

или склона, геологического строения, прочности и структурных свойств слагающих

пород, высоты над уровнем моря, условий освещенности и других причин. Почти

безошибочно можно определить места постоянных камнепадов по зазубренности

(изрезанности) гребней, по следам падения камней на склоне, по скоплению

обломочного материала у его подножия. Можно своевременно установить их

цикличность и избрать такой маршрут, чтобы не подвергать себя риску.

    Снискавшая мрачную славу "белая смерть" - снежная лавина, в мгновение ока

сметающая со склонов вековые деревья и многотонные камни, уничтожившая десятки

поселений вместе с их обитателями, тоже далеко не случайное катастрофическое

явление в горах. По множеству признаков можно достаточно достоверно, заранее

предсказать и место, и время возникновения лавины и даже ее мощность. Появление

специальной противолавинной службы в горах - еще один шаг на пути изучения

природы лавин и поисков защиты от них.

    Мысленно совмещая медленное и неотвратимое движение ледника с формой его

ложа, ориентируясь на его притоки, можно сквозь застилающий его снежный покров

угадать места расположения трещин, представить их конфигурацию и размеры. В

какой-то мере возможно даже прогнозировать их дальнейшее развитие и

распространение.

    Опытный внимательный альпинист, умеющий отличать одну горную породу от

другой и знающий их свойства, поймет, какого рода трещины встретятся на его

пути, оценит ожидаемую расчлененность рельефа, возможности использования трения,

а значит, воспользуется соответствующими техническими приемами и

приспособлениями.

    То же самое можно сказать почти о любом неизбежном и естественном явлении

горной природы, попадающем в рубрику объективных опасностей.

    Эпитет "объективные" может быть использован как невозможность со стороны

субъекта - альпиниста - повлиять на внешние обстоятельства, возникающие помимо

его воли, и изменить их. Но ведь эти обстоятельства альпинист может, более того,

обязан предвидеть и своевременно принять необходимые меры безопасности.

Следовательно, все упоминавшиеся и не упоминавшиеся природные явления могут быть

отнесены к объективным опасностям лишь с большой натяжкой.

    Явления природы существовали и будут существовать вечно, независимо от воли

человека. Сегодня уже не раздаются столь популярные в прошлом призывы бороться с

природой, добиваться так называемого господства над ней: слишком часто подобные

мнимые победы оборачивались потом тяжелыми поражениями. Не бороться с природой,

а изучать ее, применяя законы природы на пользу человечества, - вот

благороднейшая задача современности…

    Вернемся к рассматриваемому вопросу. По-видимому, следует согласиться с тем,

что все пресловутые объективные опасности становятся опасностями лишь тогда,

когда на сцену выходит человек, вступающий с ними в соприкосновение. От его

поведения, действий зависит, насколько они ему будут угрожать.

    То, что в горах происходят несчастные случаи, порой с трагическим исходом не

является и не может являться тайной.

    Имеющиеся данные позволяют утверждать, что по крайней мере 75% произошедших

и подвергнутых анализу несчастных случаев были вызваны срывами альпинистов на

различных видах рельефа и соответствующими ошибками по страховке и

самостраховке. 75% - это minimum minimorium. Остальные 25% далеко не полностью

могут быть отнесены к причинам, не зависящим от поведения человека.

    Попробуем поставить себя на место участника группы, в которой произошло

несчастье. Представим себе срыв, в результате которого погиб партнер по связке.

Ведь просто сказать, что причиной гибели был срыв, значит ничего не сказать.

Человек мог сорваться и потому, что взялся за "живой" камень, и потому, что у

него устали руки, и потому, что отвлекся, выбирая дальнейший путь, и потому,

что… Да мало ли этих "потому"! Древние римляне определяли подобные события

кратко: "Ignoramus et ignorabimus" ("Не знаем и не узнаем).

    Человека, который непосредственно видел срыв, находясь на некотором удалении

от партнера, на длине веревки, связывающей их, вряд ли можно рассматривать в

этом случае как очевидца события. Срыв - мгновение. Крик, падающий товарищ - все

это так же мгновенно, как мгновенны действия, чтобы его удержать. Кстати, от

этих действий партнера во многом зависит и исход срыва. Разве в такой обстановке

можно требовать от человека точной фиксации в памяти подробностей события и их

последовательности?

    Любой срыв, независимо от того, удалось ли удержать сорвавшегося или нет,

весьма опасен. Свободное падение с ударами о скалы и даже скольжение по крутому

скальному или ледовому склону приводят к очень серьезным травмам, а иногда к

худшим последствиям… Что уж говорить о тех случаях, когда удержать не удалось.

Ведь возможен срыв всей связки. Печальный опыт дает полное основание сделать

однозначный вывод: всякий срыв независимо от его последствий должен

расцениваться (и рассматриваться!) как чрезвычайное происшествие со всем из него

вытекающим.

    У Марины Цветаевой есть прямо-таки альпинистские строки: "Говорят, тягою к

пропасти измеряют уровень гор". Поэты не ошибаются. Действительно, не будь в

горах пропастей и "мрачной бездны", вряд ли альпинизм был бы так привлекателен

для человека. Многим спортсменам, и альпинистам в частности, наверное, знакомо

непередаваемо окрыляющее чувство, когда все кажется доступным и возможным, когда

буквально на краю пропасти все действия обретают необыкновенную уверенность,

когда наедине с опасностью человек воспринимает ее лишь как стимул к

преодолению, забывая обо всем остальном. Это и есть, наверное, влекущее

пушкинское "упоение"…

    Но "упоение" близко к другому слову "опьянение". Оно сходно с ним не только

лексически, но и потому, что также означает потерю контроля над собственными

действиями, во всяком случае, заторможенностью реакции на внешние события. А это

уже иная сфера. Альпинист, даже поглощенный острыми переживаниями собственной

борьбы с трудностями, не имеет морального права забывать о спутниках, идущих с

ним в одной группе, о жесткой непрерывной связи с ними, об ответственности перед

ними.

    Но иногда человек, невзирая на любые обстоятельства, не думая о вероятности

удачи, не заботясь о собственной безопасности, сознательно идет навстречу риску

во имя спасения другого человека. В мирной обстановке трудно себе представить

более высокую цель.

 

Надеемся только на крепость рук

На руку друга и вбитый крюк

В. Высоцкий

Держать!

    Уже не раз твердили миру о том, что техническая основа безопасности в

альпинизме - система взаимной страховки. Известно, что это совокупность мер и

приемов, направленных на наиболее быстрое и безопасное задержание альпиниста при

его срыве. Вполне прозаические принципы и приемы страховки, основанные на

поддающихся расчету физических процессах, доходят до широкой публики в несколько

смещенном и окрашенном в романтические тона виде, хотя и не перестают быть

истинными.

    Большинство несчастных случаев в горах вызваны срывом альпиниста по самым

разнообразным и очень очень часто остающимся неизвестными причинам. Чтобы

избежать неблагоприятных последствий срыва, альпинисты связываются между собой

веревкой. При срыве одного из партнеров его напарник с помощью определенных

приемов удерживает сорвавшегося от дальнейшего падения. Эта, казалось бы,

простая схема требует серьезных познаний, навыков и большого самообладания. Но

вначале следует коснуться условий, определяющих необходимость применения

страховки. Попробуем сперва ответить на вопрос: надо ли вообще связываться, а

если надо, то когда?! Этот вопрос не так уж случаен.

    Находятся теоретики, утверждающие, что при движении группы из нескольких

человек незачем прибегать к взаимной страховке, связываться веревкой. Теорию

пытаются обосновать и с психофизиологических, и с моральных позиций. Утверждают,

например, что психологическое напряжение, вызванное необходимостью постоянно

контролировать партнера, быть готовым его удержать, преждевременно утомляет,

вызывая скованность, снижая работоспособность страхующего. Кроме того, говорят

теоретики, лезущий по трудному маршруту альпинист имеет моральное право

рисковать лишь самим собой. Сознание, что он, падая, сорвет партнера, делает его

неуверенным и нервным. А это, в свою очередь, может послужить причиной уже его

срыва, а не партнера.

    Что ж, кое-что здесь правильно. И тот, кто страхует, и тот, кого страхуют,

испытывают повышенное чувство ответственности и связанное с этим психологическое

напряжение. Но вряд ли напряжение притупится, если альпинисты не будут связаны

веревкой. Ведь они члены одного коллектива, решающего общую задачу, а не люди,

просто так, случайно оказавшиеся вместе на гребне вершины. Сознание, что в

случае необходимости нельзя оказать эффективную помощь своему товарищу, пожалуй,

может вызвать не менее психологически отрицательную реакцию.

    А чувство скованности, нервозности преодолевается благодаря хорошей

подготовленности и уверенности в том, что твои действия правильны и необходимы.

    Непосредственные причины срыва, как известно, не всегда могут быть

установлены однозначно. К ним относятся недостаточная физическая и техническая

подготовка участника или всей группы, тактические ошибки, слабая психологическая

устойчивость, неправильное поведение и т.д. и т.п. Таким образом, главное

условие безопасности - двигаться так, чтобы не сорваться. На это должны быть

направлены знания и умения каждого альпиниста. Техника альпинизма содержит

специальный раздел, называемый самозадержание, который включает в себя приемы

сохранения равновесия и удержания собственными силами от скольжения по склону на

различных видах горного рельефа. В некоторых случаях они достаточно эффективны и

позволяют не прибегать к помощи товарища. Но когда нет уверенности в том, что

сможешь удержаться от падения сам, надо немедленно связываться. И лучше сделать

это раньше, чем позже.

    Существуют два варианта страховки - удержания сорвавшегося партнера по

связке: при одновременном движении партнеров по связке и при их поочередном

движении. В последнем случае один из них движется, а второй страхует его,

постепенно выдавая веревку, в то время как сам находится в безопасной позиции.

Выбор того или иного варианта зависит от характеристики рельефа и условий

восхождения.

    Первый, обеспечивающий большую скорость движения, применяется тогда, когда

не возникает сомнения в том, что движущийся альпинист, если партнер сорвется,

успеет сделать все необходимое, чтобы надежно удержать сорвавшегося. Когда такой

уверенности нет, следует применять второй вариант - так называемую попеременную

страховку. Здесь также возможны, в свою очередь, два варианта: либо страхующий

находится выше страхуемого, или наоборот. Второй случай именуется в практике

нижней страховкой и по вполне понятным причинам является наиболее сложным для

удержания сорвавшегося. Посмотрим, как это выглядит в реальных условиях на

сложном рельефе большой крутизны. Первый поднимается вверх. Партнер по связке -

второй, стоящий в надежной позиции, выдает ему веревку. Что произойдет при

взрыве первого, если второй удерживает веревку? Скорее всего, сорвавшийся будет

скользить по склону в двух направлениях: сначала, по линии падения воды, затем -

по дуге на натянувшейся веревке, так называемым полумаятником. Если место срыва

находится на уровне страхующего, скольжение будет происходить чистым маятником,

без прямолинейного движения. Если точка срыва и страхующий расположены на одной

вертикали, а точнее на линии падения воды, то скольжение по дуге вообще будет

отсутствовать.

    Для того чтобы оценивать величины нагрузок, которым подвергнутся падающий и

удерживающий его партнер, рассмотрим эту ситуацию в самых неблагоприятных (по

величине возникающих усилий) условиях - в процессе свободного падения, когда

тормозящая сила трения падающего альпиниста о склон и фаза движения маятником

отсутствуют.

    Первый сорвался. Крутизна настолько велика, что самозадержание невозможно и

срыв переходит в свободное падение. Сорвавшийся долетит до уровня страхующего,

затем на такую же глубину, и лишь тогда натянувшаяся и удерживаемая страхующим

веревка может остановить падающего.

    Если страхующий зажмет веревку намертво, то катастрофа неминуема. Рывок

будет настолько сильным, что его не выдержит ни один их партнеров. По законам

физики, для принудительного прекращения движения необходимы действующая в

течение некоторого времени тормозящая сила и соответствующий ей тормозной путь.

Чем длиннее он, тем меньше тормозное усилие необходимо, и наоборот. Смысл

торможения - в трансформации кинетической энергии движущегося тела в работу

тормозящей силы на некотором участке пути. В данном случае при жестком

закреплении (если условно назвать жестким закрепление руки страхующего),

единственной тормозящей силой остается упругость веревки, ее способность

растягиваться под действием прилагаемой нагрузки. Но в действительности система,

начинающаяся страхуемым и заканчивающаяся страхующим, или, как мы ее обычно

называем, страховочная цепь, куда сложнее.

    На практике компенсация рывка и доведение его до безопасной величины

осуществляется с помощью динамической страховки - протравливания веревки по

какой-либо поверхности трения (скальному выступу, карабину, древку ледоруба,

иногда и по корпусу страхующего). Величина трения при этом будет зависеть от

характера, величины и формы поверхности. Протравливание осуществляется

страхующим, который удерживает набегающий конец веревки, огибающий объект

трения.

    Альпинисты в связке соединены достаточно длинной (30-40 м) веревкой. Они

стараются как можно лучше использовать эту длину, иначе говоря, первый получает

возможность выйти вверх, как говорят, на полную веревку. Но в этом случае

сорвавшемуся угрожает полет на 60-70 м.

    Длина веревки, участвующей в задержании, пропорциональна глубине падения, и

усилие торможения, определяемое упругостью веревки при жестком закреплении, не

зависит от этой глубины. Но только при таком падении возникает возможность

фатального контакта со скалами и льдом.

    Для того чтобы уменьшить возможную глубину падения, альпинисты широко

пользуются промежуточными точками закрепления. К ним относятся разнообразные по

форме и размерам скальные крючья с клинообразным лезвием, плотно забиваемые в

трещины скал. Имеются различные закладные элементы, заклиниваемые в

соответствующей по форме и размеру трещине или расщелине. Скальные выступы с

накинутой на них веревочной петлей, ледовые крючья-ледобуры, ввинчиваемые в лед,

вырубленные во льду столбики или проушины, забитые в снег ледорубы... Веревка

при этом проходит через карабины, связанные с этими точками. Тогда альпинист,

идущий первым и организующий промежуточные точки с учетом крутизны и характера

рельефа, может выходить на всю длину веревки. А глубина его падения при срыве

будет больше удвоенного превышения над последней по ходу (верхней) точкой лишь

на величину тормозного пути. Зато в торможении будет участвовать вся длина

выданной веревки.

    Каждому понятно, насколько должна быть высока квалификация идущего первым,

чтобы не только преодолеть сложный и крутой маршрут, но еще безошибочно выбрать

и организовать промежуточные точки опоры, обеспечив собственную безопасность и

не забыв о безопасности товарищей.

    "Только вода делает лебедя лебедем. Без воды он - гусь". Альпиниста же

делают альпинистом горы. Без них он гимнаст, акробат, скалолаз, наконец, но не

альпинист.

    Если при кратковременном контакте спортивные амбиции не будит отвлекать

альпиниста от необходимости сознательно применять все знания и умения,

обеспечивающие надежную страховку, то миф об особой опасности альпинизма будет

развеян.

    Так пусть же люди, попадая в горы, по-настоящему полюбят это удивительный

мир общения с величественной природой гор. Эта любовь будет вознаграждена

сторицей. Тогда они смогут присоединиться к прекрасным словам поэта Геворга

Эмина:

                                Маршрутом опасным и трудным

                                Восходит, кто смел и свободен.

                                Напрасно придумали трусы,

                                Что умные в горы не ходят.

 

 

 

 


Оставить комментарий