Записки Путешественника Пик Ленина 2009

Записки путешественника

Ну все, наконец-то мы у цели. Мы ее видим. Она такая белая, такая снежная и огромная, и за ее вершину цепляются облака. Это пик Ленина. Погоды уже не было 2 недели. И в этом сезоне еще практически никто не смог подняться на вершину. А сезон восхождений длится всего 2 месяца июль-август. На восхождение в среднем необходимо 15-20 дней с учетом времени на акклиматизацию.

После 300 км пробега за 12 часов пути из Оша–большая часть дороги одно направление- через горные реки, ручьи и прочее бездорожье.- оказались в базовом лагере 3700м, откуда начинаются все экспедиции. Кругом расцвели эдельвейсы, растет дикий, но съедобный лук. Эти поляны так и называются –Луковая, поляна эдельвейсов.

А гора тем временем приняла уже первую жертву. Двойка москвичей вышла поздно, шли по закрытому снегом леднику слишком близко к друг другу. В итоге снежный мост не выдержал. Оба одновременно провалились в трещину. Одного удалось спасти.

Завтра выход в первый базовый лагерь на 4400 м- надо сделать заброску продуктов и снаряжения, поставить палатку. Наш путь лежит по тропе крутого склона вдоль Ледника им.Ленина( его длина более 13 км) , через перевал Путешественников 4100м. 6 долгих часов уходит, чтобы забросить часть продуктов, высотные палатки, ботинки, другое высотное снаряжение. Этот лагерь располагается на леднике, покрытом лишь небольшим слоем камней, так называемая морена. С потеплением ледник тает, образуется много речушек и ручьев, которые к вечеру замерзают.

Чтобы восхождение прошло успешно нам необходимо методично организовать три промежуточных лагеря с забросками продуктов и необходимого снаряжения. Одновременно это будет лучшей акклиматизацией. Чай и еда на газовой горелке готовятся уже заметно медленнее, топлива уходит больше. Но выше даже воды не будет, только снег, который придётся предварительно растапливать, а значит тратить время и топливо.

На обратном пути нас застает непогода в виде града. Он ложится на тропу, склоны, не тает. Заполняет все неровности, ямки, переливается и течет. Тропа уже представляет длинный сугроб из шариков. А со склонов в местах сужений(кулуарах) текут реки из градовых шариков. Их так много- сугробы, реки. При том, что идем в обычных кроссовках чувствуем себя не комфортно и неуверенно на крутой тропе.

На следующий выход, во второй промежуточный лагерь на 5400м, помня о трагедии с москвичами, выходим в 6 утра, когда снежные мосты над трещинами ледника еще скованы ночным холодом и безопасны. Закрытый снегом ледник проходим связанные на вытянутую веревку –по всем правилам, подстраховывая друг друга. По твердому снегу (фирну) идем в кошках. Каждая сотня метров дается с трудом. Недостаток кислорода ощущается в полной мере. Дыхание и пульс учащённые, часто приходится дышать через рот, воздух сухой. Чай, вода кончились на половине перехода. Знаем, что есть снег нельзя- все равно едим, то с конфетой, изюмом, курагой -хочется охладить, насытить влагой горло.

Нас пятеро. Женя-молодой, двадцатилетний парень из Питера, Агата, Николай-из Магнитогорска, Павел из Златоуста, я из Клина. Мы все разные и по возрасту, характеру, привычкам. Но десять дней нам предстоит жить вместе в одной палатке, в одной снежной пещере на большой высоте, но объединенных одной общей целью.

Позже на высоте 6500м Женя откажется от восхождения. Хотя физически подготовлен лучше всех- за плечами десятки лыжных и беговых марафонов. Высота –это другое. Он понял и в критический момент выбрал правильное решение.

В Интернете можно встретить информацию, которая кажется кощунственной, когда один восходитель, идущий вверх, не оказывает помощь , проходит мимо. Во время восхождения на пик Ленина, преодолевая по огромным склонам горы, когда сам считаешь собственные шаги, останавливаешься, слышишь в висках свой пульс, дышишь, опять считаешь шаги, я думал, смогу ли я оказать реальную помощь. Без хорошей акклиматизации –нет. Имея рацию- вызову, помощь, имея аптечку -окажу доврачебную помощь. Не имея ничего прекращу восхождение –пойду вниз за помощью. Нас так учили, мы так всегда делали. В горах оказать помощь- это максимально быстро спустить человека вниз. Вертолет садится на 4000-4500 м. С более высоких точек он просто не взлетит. Значит до этой высоты надо спускать человека. Кто-нибудь пробовал нести человека? А по горному рельефу? А на высоте 5000-6000м не говоря уже о 7000-8000 м. Так что вопрос не совсем однозначный. Все зависит от конкретной ситуации.

Сегодня в мир гор пришли амбициозные проекты, завязанные на рекламе, больших деньгах- и являются своеобразным фактором поведения человека. А если я на высоте 8000м- самому бы выжить. Там каждый знает куда шел и зачем.

Мы на 5400м.- это второй промежуточный лагерь. Вершина, как на ладони, и мы сами же посередине этой горы. Вокруг белое безмолвие ледника. Над нами с 6100м нависающие, изрезанные ледопады. На газовой горелке долго топим снег, чтобы сварить еду и чай. Не торопливо завтракаем. На удивление аппетиты у всех хорошие. Это первый признак хорошей акклиматизации. Сегодня надо на 6100 м-оборудовать штурмовой лагерь. Там сумашедшие ветра, которые всю ночь тормошат, рвут палатку. Поэтому решаем вырыть снежную пещеру. В ней тепло, тихо, уютно. Только за входом надо следить, чтобы не замело снегом. Долгих 5 часов ушло на подход и еще 6 часов на то, чтобы вырыть в толще снежного купола пещеру. Снег оказался сильно спрессованным, дыхание сбивалось. Внизу бы один человек за час управился. До темноты успели построить свое жилище, поесть, забраться в пуховые спальники, чтобы завтра уйти в низ на отдых. Таковы правила акклиматизации и только потом на гору. Вымотались по полной программе. Тут бы лечь, да заснуть. Но ночью разыгралась метель, которая засыпала вход- просыпались каждый час от недостатка воздуха, разгребали, в стенках сделали дополнительные отверстия для вентиляции. еле дождались утра.

{jcomments on}


Оставить комментарий