Год 2007. Новая встреча с Аксу.

Год 2007. Новая встреча с Аксу

Друзьям, навсегда расставшимися с нами
в горах Туркестана посвящается.

Если бы вы когда-нибудь пересекали Туркестанский хребет из Худжанта и Ферганской долины через перевал Шахристан - в узкую долину реки Зеравшан,Аксу и были, при этом, наблюдательны, то обнаружили бы следующее. Южные склоны хребта, идущего строго с востока на запад, выжжены жарким южным солнцем, суровы и безжизненны. Вершины выше 4500 метров белыми пирамидами возвышающиеся над рыже-серыми и черными скалистыми склонами, питают мутными речками боковых ущелий бурную и неукротимую Зеравшан, несущую коричневые воды в Самаркандский оазис, и далее – в Сырдарью. Северные же склоны хребта, поросшие до высоты 3000 метров густыми арчовыми лесами, выносят из мягкой зелени боковых ущелий прозрачные, как слеза, реки в широкую плодородную Ферганскую долину. Одно из таких ущелий с красивым названием Аксу, что значит – «белая вода», с одноименной вершиной и являлось целью нашей экспедиции.

Пятого июля мягкий, уютный вечер Южного Урала сменился огромными ночными звездами Таджикистана. Аэропорт Худжанта принял 47 спортсменов и 2 тонны грузов экспедиции альпклуба г. Магнитогорска на Туркестанский хребет Памиро-Алая. Исфана, Катран, Озгуруш – до боли знакомые базары, кривые улочки, горные дороги, азиатские пыльные тропы – как будто и не было этих 14 лет расставания, со дня последнего восхождения команды альпклуба на вершину Аксу. Горная автомобильная дорога в глубь ущелья теперь превратилась во вьючную тропу. Наш караван из 16 лошадей и 4 ишаков теперь должен преодолевать крутой и трудный 20-километровый путь с перепадом более 2000 метров.

АксуДолгая дорога – долгие воспоминания. В нашей экспедиции 19-летняя девушка Маша Чекмарева, младшая дочь того геолога, который в 1980 году первым открыл для альпинистского мира северную стену Аксу. Свои фотографии он передал начальнику Ошского КСП Владимиру Самохвалову, а тот в ленинградский «Буревестник» Леониду Трощиненко. Хотя в Челябинской области, да и в областном «Буревестнике», основателем которого вместе с А. Рябухиным был и В. Самохвалов, уже были сильные в техническом классе команды, пальма первенства первопрохождения в 1982 году этой уникальной стены была отдана ленинградцам.

В 1984 году в бескомпромиссном споре команд Ленинграда, Свердловской и Челябинской областей (г. Магнитогорска), на последнем Чемпионате ЦС «Буревестник», по альпинизму удача снова улыбнулась альпинистам северной столицы, прошедшим «холодный угол» северной стены Аксу под руководством А. Мошникова. Это было второе прохождение стены.

{mospagebreak}

В 1986 году, готовясь к чемпионату СССР, команда альпбазы «Варзоб» в ранге бронзового и серебреного призера предыдущих чемпионатов страны и состоящая из двух «диаспор» - ленинградской и магнитогорской – выехала на северную стену Аксу. Ленинградцы повторяли маршрут Л. Трощиненко, а магнитогорцы разведали и наметили новый- по центру стены. Часть магнитогорцев заканчивали штурм Ягнобской стены в рамках первенства Азии по альпинизму и не успели в Аксу. Пришлось этот план отложить, а через месяц центр стены прошла сильная, слаженная команда иркутян под руководством В. Попова и стала чемпионом СССР в классе первопрохождений.

АксуВ 1991 году команда альпклуба, пройдя за 19 дней 3 маршрута 6Б категории сложности и став серебреными призерами последнего Чемпионата СССР, прилетела на вертолете из Каравшина в Аксу. Здесь проходил УТС молодых альпинистов Магнитогорска и Челябинской области. Такой концентрации южноуральцев – около 90 человек – в больших горах еще не было. Совершено более 300 человеко-восхождений на маршруты от 3 до 6 категории сложности. Второй состав команды вышел на северную стену Аксу, но напряжение восхождений в Каравшине и уже спланированный день отъезда на пик Ленина опять не позволили выполнить эту задачу.

В 1992 году наша команда снова вернулась в Аксу. В чемпионате страны на северной стене был выбран маршрут свердловчанина В.Першина. За 2 дня было Аксуобработано 7 веревок и запланирован ранний старт. Теплый вечер, палатки стояли под стеной на леднике. Внезапно около 2 часов ночи страшный грохот потряс все ущелье – по стене прошел камнепад. Люди выскочили из спальников прямо на ледник, но камни до палаток не дошли. Через полчаса снова камнепад, – ни о каком выходе на стену ни могло быть и речи. Ранним холодным утром, убедившись, что стена спокойна подошли к бергшрунду. Огромными двухметровыми воронками был усеян фирновый склон под нашим маршрутом. Что стало с веревками, и кто полезет их снимать – один большой вопрос. Всем страшно и очень напряженно! Целый день приходили в себя и наблюдали в бинокль за стеной, высматривая на ней следы от камней около веревок. Спортивный азарт взял своё, и на следующий день в 6 часов утра команда все-таки оторвалась от ледника.

Веревки оказались в основном целыми – нижняя отвесная часть стены была недосягаема для крупных камней. Уже на третий день прошли стену и вышли на западный гребень. Из под кошки идущего по гребню Г. Сибаева выскальзывает небольшой камешек. Я пытаюсь поймать его в ладонь и не дотягиваюсь, но его «ловит» локтем находящийся в 60 метрах ниже в ледовом кулуаре Р. Гадеев. Кости предплечья и плеча торчат в разные стороны, а мы мучительно решаем – тащить ли его через вершину или спускать 27 веревок по отвесу, оставляя все «железо» на стене. «Дюльферами» прошли стену вниз за сутки, а Равилю старик-киргиз в Исфане вправил локтевой сустав за 2 минуты.

АксуВ 1993 году после успешного, насыщенного молодежного УТС в Фанских горах и прохождения в красивом стиле за 2 дня шестерки на Адамташ, команда инструкторов альпклуба снова под стеной Аксу. До самолета 9 дней, но все в прекрасной форме, за плечами у каждого более десяти шестерок, маршрут знакомый – В. Першина. День обработки и … отрыв? Внезапная непогода, мокрый снег, ночной мороз и стена – как хрустальный замок. Времени ждать, когда все растает, не было, стена опять не пускала. До отъезда удалось подняться на вершину лишь по восточному гребню и восточной стене.

Потом команда альпклуба почти на десять лет переключилась на горные системы других континентов. Правда, магнитогорцы еще не раз покорили Аксу. Сначала – В. Пиянзин в паре с А. Ручкиным за 5 дней прошел «холодный угол» северной стены. Затем, дважды команда под руководством Г. Кириевского по этому же маршруту поднималась на вершину.

{mospagebreak}

Такая вот история магнитогорцев и вершины Аксу, длинной более четверти века проплывала во взбудораженном этим уникальным ущельем мозгу, синхронно с покачивающимся на лошади вьюком. Но и дороги когда-нибудь заканчиваются, а эта уперлась в живописную поляну в арчёвом лесу, с выходами гигантских камней – скал. Здесь на 25 дней будет базовый лагерь экспедицию.

Тренировочное восхождение третьеразрядниковСостав экспедиции серьезный. Более половина – те, кому за 35 – возраст расцвета в альпинизме. Умудренность, жизненный опыт, здравый смысл в поступках и суждениях. Шесть инструкторов из той, считавшейся лучшей в мире советской школы альпинизма будут учить и готовить молодежь. Команда, за плечами которой восхождения на 4810, Эйгер, Пти-Дрю, Гран-Жорас, Фицрой, Ягнобскую стену, Маттерхорн, зимние по сложнейшим шестеркам на Ерыдаг, Асан, Свободную Корею, должны отстаивать прошлогоднее звание чемпионов СНГ в высотно-техническом классе. Немного позже к экспедиции присоединилась сильная тройка болгарских альпинистов, имеющих опыт восхождений в Гималаях, зимних Альпах и на Транго в Каракоруме.

Далее обратимся к выдержкам из дневника экспедиции.

Восхождение13 июля. Все участники прошли учебные занятия и совершили тренировочные восхождения. Морозов и Тарнакин сходили на Домашнюю 5А, сегодня же туда вышли Валеев с Гладышевым. Мы с Кондрашовым и второразрядниками идем на восточный гребень Аксу. Делаем заброску на спуск для команды и восхождение на вершину 4620 по западному гребню 4А категории сложности. Попутно, под северную стену из промежуточного лагеря перенесли платформу и бензин. Ночевка на верхнем леднике под западными стенами Блока. Вечером – мокрый снег, сильный ветер пытался сорвать наши палатки.

14 июля. С ледника вышли в 6-00. Со склона после предыдущей непогоды сошли лавины, но бергшрунд сильно разорван. Преодолеваем его через узкий мост и нависания. Сильный ветер, туман и снег. Справа начинают идти лавинки. У Агаты улетел рюкзак. На 11-й и 12-й веревках плотный фирн превратился в жесткий лед. На гребне ураганный ветер со снегом с юга, защищенного места для палаток нет. Всемером размещаемся в одной стенной палатке.

15 июля. Ветер не утихает, в 7-00 вышли на восхождение. Скалы западного гребня во льду. Все в кошках, но на вершину 4620 вышли в 14-00 с отставанием всего в 1 час. Со средины гребня спускались по кулуару на юг. Шесть дюльферов по глубокому лавинному снегу – и мы на плато, а затем на гребне. Оставив в «забоске» вторую палатку, продукты и бензин в 17-00 начинаем спуск с восточного гребня Аксу. Еще 11 «дюльферов» на ледобурах – и мы в последних лучах заходящего солнца на верхнем леднике. Уже в темноте с фонарями в 2 ночи вышли в промежуточный лагерь у нижнего языка ледника Аксу, «потеряв» 1 600 метров. {mospagebreak}

16 июля. Днем спустились в базовый лагерь. Здесь погода совершено другая. Вершины - пятитысячники Аксу, Блока, Адмиралтеец находятся в водораздельном гребне, концентрируя на себе всю влагу и непогоду, как с Севера, так и с Юга. Более низкие вершины в боковых отрогах почти всегда в «рабочем» состоянии, в то время, как на главные нужно «ловить» погоду. Восхождение без пуховки в легкой капроновой куртке не прошло даром – застудил два зуба, которые перед отъездом в горы не успел залечить. Постоянная ноющая боль на фоне напряженной работы руководителя большого альпмероприятия на фоне собственной подготовки к штурму самого сложного маршрута 6Б категории сложности на северной стене Аксу, которым мне тоже предстояло руководить выбивали из колеи и нарушали внутреннее равновесие. Анальгин и мумиё приносили только временное облегчение – их постоянное употребление могло просто нарушить баланс в организме. Наш врач порекомендовала попробовать воспользоваться аппаратом «ДЭНАС», которым любезно снабдил экспедицию Челябинский филиал Екатеринбургской компании «ДЭНАС». Я схватился за него, как за последнюю «соломинку» и произошло чудо. «ДЭНАС» вернул меня в рабочую колею и помог выдержать одно из самых экстремальных восхождений.

19 июля. Три команды сконцентрированы в штурмовом лагере. Снаряжение и продукты заброшены в бергшрунд, который в центральной части стены находится довольно высоко над ледником. Четверка В. Иголкин, В. Валеев, А. Гладышев, В. Кондрашов идет центр стены через «Нос» (маршрут П. Шабалина 6Б к. сл), двойка Д. Морозов и Ю. Тарнакин идут маршрут Ручкина-Одинцова 6 Б к. сл., тройка Сутыр Стойчев, Христ Христов и Пеё Делев выходят на маршрут Л. Трошненко 6А к. сл. под стеной радист, наблюдатели.

20 июля. Мы с В. Валеевым выходим первыми в 4.00. Фирн жёсткий, обледенелый. Через бергшрунд крутой 85 0 мост, в левой части 200-метровый ледово-фирновый конус разрывает отвесная 40 метровая скала. После 60 метров крутого льда место для стандартной ночевки в платформе. У Тарнакина отравление. Он предлагает установить платформу их двойки в кулуаре под нами, на границе скал и льда и переждать сутки. Это опасно, поэтому совместно решаем объединить две команды и идти впятером с одной четырехместной платформой. Время 12 часов, но мы успеваем пройти уже «текущий» карниз и провесить еще 50 метров веревки. Ребята подтягивают грузы. Дождь с крупой усиливаются. Едва успели повесить платформу, как с карниза пошел мощный поток воды, заливая край платформы. Хорошо, что палатка новая и отталкивает воду. Мы довольны – пройдено 7 веревок опасного льда и крутых скал.

21 июля. Ночью подморозило, вода частично стекла, частично замерзла в трещинах. Погода сумрачная, но в 6.30 выходим наверх с В. Кондрашовым в надежде до дождя выйти на 140 метров выше на шлямбура следующей ночевки. Прошли 120 м мокрых, обледенелых, отвесных скал и как по расписанию в 12.30 начался дождь. Обидно, что не доработали 20 м. Насквозь промокшие спускаемся в платформу. Через полчаса платформа оказывается под мощным водопадом. Камин-расщелина на стене, по которому мы движемся, оказался мощным водосборником. Мы это знали, морально готовились, надеялись на погоду хотя - бы полдня, но экстрим превзошел все ожидания. Поток воды заливал край платформы до 20 часов, пока не похолодало и вода не превратилась в лед. По рации сообщили, что болгары, прошедшие по маршруту Трощиненко 5 веревок, спускаются.{mospagebreak}

22 июля. В 7 часов выходим с Д. Морозовым по перилам вверх. Скалы отвесные, в их мелких трещинах лед. В 20-ти метрах должны быть шлямбура для 2-й ночевки. Отвесный натечный лед в расщелине слева оказался удобнее для прохождения и через 40 метров вышли на небольшую полку под нависающей стенкой. Здесь шлямбура и кажется очень удобная ночевка. Поднимаем грузы и платформу, одновременно продолжая обрабатывать выше. Из ущелья снизу поднялся теплый воздух. Восходящий вдоль стены поток заклубился густым туманом, поднялся к вершине и вдруг резко стал выпадать мокрой крупой. Еще не было двенадцати, и непогода явно торопилась. Крупа на стене собиралась в снежные лавины, которые неслись по отвесу в этом водо- и снегосборнике. Все замерли на самостраховках в том положении, в котором их застал снегопад. За 20 минут между мной и стеной на маленькой полочке, где я стоял с баулами образовался метровый сугроб. Через 1,5 часа, когда снегопад начал успокаиваться, стали устанавливать платформу. Палатка все время забивалась стекающим по стене мокрым снегом, но в монтаже все было предусмотрено до мелочей. Только начал разбирать баулы, как в 15 часов новый заряд мокрой крупы с удвоенной силой понесся по стене. Справа, в «холодном углу», в районе маршрута Мошникова гремели камнепады. Сверху в платформу совсем промокшие и продрогшие спустились Морозов и Гладышев. В платформе впятером очень тесно и сыро. Мощные лавины, несмотря на нависание, идут прямо по крыше палатки. Мы как в снежной западне. Внезапно куски льда начали стучать по крыше палатки, прорывая ее в нескольких местах. В прорванные дыры с большим давлением устремлялся снег. Пришлось кастрюльками, касками сдерживать этот напор под угрозой удара куском льда. Два часа до вечернего похолодания продолжалась борьба со стихией. Низкие облака и туман на соседних вершинах не сулили улучшения погоды. С нижнего под платформой дна выбросили около 50 кг снега. И снова «ДЭНАС», который был с нами не стене, помогал сильным духом мужчинам преодолевать слабости физического тела и обстоятельства, где просто думают о выживании.

23 июля. Стена и веревки настолько обледенели от вчерашнего мокрого снега, что утром начали работать только в 9.00. Прошли еще 30 метров. В 12 и 15 часов повторился вчерашний сценарий. Висящую над пропастью палатку просто разрывало кусками льда и засыпало снегом. Возможно, в 10-20 метрах ниже на отвесе платформа была бы более защищена, но мы спокойно переносили тяготы стенной жизни. Продуктов и снаряжения, а главное уверенности в своих силах хватало всем.

24 июля. Мокрый снег и ночной мороз покрыли стену мощным ледовым панцирем. Скалывающийся вверху лед стал просто опасным для жизни. В 8 утра вышли на верхние перила, чтобы оценить обстановку. Стена стала выполаживаться и открываться прямая видимость на верхний бастион. И все это пространство стены, вплоть до восточного гребня, было покрыто слоем смерзшегося снега и льда, который при малейшем потеплении мог обрушиться страшным ледопадом вниз. Выбора просто никакого не было, даже если бы опустили платформу на 10-15 метров вниз. Требовался максимально быстрый спуск со стены. В 10 часов, сняв верхние веревки и платформу, начали резко уходить вниз. Нижняя часть стены уже «потекла», с карниза на первой ночевке уже лил водопад, омывая путь нашего дальнейшего спуска. Наверху шел снег. Из «холодного угла» по широкому ледовому конусу кулуара почти непрерывно шли лавины и каменные обвалы. Когда мы в 14 часов спустились к скальному барьеру над бергшрундом, там текла бурная река с 50 метровым водопадом, в центре которого была пересадка на другой «дюльфер». Сорокакилограммовые баулы и платформа не позволяли быть мобильными среди этого разгула стихии, но бросить все тоже было неправильно. Веревки на водопаде и на обстреливаемом верхе бергшрунда пришлось просто бросить. В 18.00 часов под шелест идущего на леднике дождя команда собралась у палатки штурмового лагеря. Циклон надолго закрыл стену и наши надежды. Оставаться на леднике под с мокрой одеждой и спальниками на ночь было нельзя. Нужно было просто преодолеть себя и еще 700 метров перепада высот, чтобы поздно ночью прийти в базовый лагерь.

Продолжение следует ...

{jcomments on}


Оставить комментарий