Вступление

Вступление

В 1970 г. после 1-го курса МГМИ я попал в горы – в Памиро-Алай - и был зачарован ими. Через 3,5 месяца, в январе уже в составе 1-й магнитогорской экспедиции был на зимнем Тянь-Шане. Нас, молодых "значкистов", прикрепили к учебному сбору Челябинского политехнического. Здесь было много интересных людей: руководил мероприятием МС В. Маковецкий, у нас в гостях были Г. Рожальская, В.Божуков и другие знаменитости. Проживая вместе с инструкторами в одной большой комнате в ГЛЦ "Чимбулак", слышал интересные альпинистские истории. Особенно меня интриговал располагавшийся рядом в спальнике Алексей Художин, который через запреты родителей вырвался в горы. Его брат Владимир в прошлом году, пройдя с востока почти полный траверс Победы, после спуска с Главной вершины остался навсегда на ее западном гребне у скалы "Обелиск". В этом же году на Ц. Кавказе в "Безингах" Г. Рожальская "представила" меня загадочному "фюреру" А. Рябухину. Так хотелось узнать больше о Победе, но на эту тему было наложено негласное табу. Потом прочитал статью Б. Гаврилова о первом траверсе Победы – но в официальной прессе тогда разве можно было все рассказать.

В 1979 г. работал в "Варзобе" инструктором вместе с В. Рязановым: очень с ним сдружился, много говорили об этом уникальном траверсе, которым он руководил. Но вот понять интриги обоих траверсов сполна без Победы было трудно. Немного ясности в понимании трагедии с В. Художиным, с точки зрения высотной физиологии, внес А.Романов (тоже участник тех событий), с которым мы были соседями по комнате, работая тренерами в школе инструкторов альпинизма. Наша совместная работа с А.Рябухиным в Караколе на следующий год на последнем ЦС "Буревестник", на его любимом Джигите (кстати, там был и Б.Резников), совсем не продвинула меня к пониманию этой загадочной горы. Все еще крепкий "фюрер", в 54 года прошедший со вторым составом Северную стену Джигита, как-то избегал разговоры о Победе.

В 1990 г. уже в качестве тренера и руководителя сборной ВС ДСО Профсоюзов на чемпионате СССР прошел замечательный траверс всей главной Каравшинской "пилы" с подъемом на 4810 по СЗ стене новым маршрутом 6 Б к.сл. Хотя формула чемпионата давала предпочтение траверсам на больших высотах, наш нам казался конкурентно способным, и я улетел на Ю. Иныльчек посмотреть на соперников из Казахстана во главе с В. Хрищатым, заявивших траверс п. Победы – п.Хан-Тенгри. Заодно попробовать стать "Снежным барсом". Спускаясь с Главной Победы, мы с Сергеем Соколовым у "Обелиска" строили планы, как спустить В. Художина вниз. На следующий день, при спуске с Западной, Победа забрала у нас Андрея Сухарева, а потом парня из Пятигорска. "Загадка" тех траверсов, главный "секрет" Победы, молчаливая сдержанность главных участников событий вдруг стали понятны и осязаемы. Многолетние вопросы: "Как? Почему?" сразу разрешились.

На финише уникального траверса казахов (за 30 минут до окончания регламентных 15-ти дней) с их взволнованным тренером В. Седельниковым мы присутствовали. Но тот первый, в 1967 году, навсегда останется в истории выдающихся событий в альпинизме, а его руководители - А. Рябухин и В. Рязанов – первопроходцами новых путей на нашей планете. И основоположниками школы высшего альпинистского мастерства Челябинской области.

{jcomments on}


Оставить комментарий