Траверс массива Победы

Траверс массива Победы

В последний раз накануне отъезда во Фрунзе просматриваю литературу, посвященную короткой, но полной драматизма истории покорения пика Победы. Нужно изучить опыт двенадцати предыдущих экспедиций, бросавших вызов этой вершине. Нужно взять от них все полезное, понять причины ошибок, чтобы не повторять их и не делать новых.

Вершина покорилась человеку, покорилась с первой же попытки, предпринятой в 1938 г. участниками экспедиции во главе с А. А. Летаветом. Первовосходители на нее - Л. Гутман, Е. Иванов. А. Сидоренко -и не подозревали о своем успехе. Не подозревали, что поднялись на высочайшую вершину Тянь-Шаня! Ведь в то время даже высота вершины была неизвестна, и ее считали одной из "загадок Тянь-Шаня". Вершина покорилась, но не сдалась... Потребовалось 23 года, чтобы отвоевать у Победы ее восточный и западный редуты. Лишь 25 человек из 135 пытавшихся вступили за это время на Главную вершину, поднявшись на нее по трем различным маршрутам, причем не всем покорившим вершину, удалось спуститься с нее.

Из загадки Тянь-Шаня пик Победы превратился в известную всему миру грозную вершину со зловещей биографией. Недостаточная акклиматизация, просчеты в организации и тактических планах, которые в других условиях могла бы и не привести к катастрофе здесь могли привести и к несчастьям.

В чем же дело? Чем же грозен пик Победы? Только найдя ответы на эти вопросы, можно отправляться в экспедицию.

Природа позаботилась о том, чтобы оградить самый северный семитысячник планеты от посягательств человека. На три с половиной километра возвышается пик Победы над текущими у его подножья ледниками Звездочка и Дикий. Грандиозны масштабы массива. Он расположен в восточной наиболее высокой части хребта Кокшаалтау и имеет три ярко выраженные вершины: Западную (пик Важа - Пшавелы) -6918 м, Главную -7439 м и Восточную (пик Достуг) -7049 м. Расстояние по прямой от Западной до Главной 4 км, а между Главной и Восточной в два раза больше.

Самый короткий путь к Главной вершине -с севера, он же и самый коварный с точки зрения лавинной опасности. Лавиной опасностью отличаются и маршруты подъема на перевалы Чонтерен и Дикий, с которых штурмовали Восточную и Западную вершины Победы, а через них и Главную. Лавины, ледовые обвалы большая заснеженность - это наиболее страшные оборонительные средства из богатого арсенала пика Победы. Большую часть времени, даже когда внизу сравнительно хорошая погода, над гребнями и вершинами массива клубятся тяжелые темные облака или развеваются рваные снежные флаги -свидетели постоянно господствующих здесь юго-западных ветров. И не раз случалось так, что неожиданно разразившийся буран, а за ним длительная непогода заставали врасплох группу и без того ослабленную большой физической нагрузкой, кислородным голоданием, непрерывным ураганным ветром и сорокаградусным морозом.

Тяжелые климатические условия, лавинная опасность склонов, большая протяженность гребней, отсутствие простых путей в случае отступления - все это в значительной степени усложняет задачи, стоящие перед восходителями на пик Победы. И надо быть готовым к любым трудностям, чтобы достигнуть вершины.

К 1961 г. пик Победы был покорен по трем маршрутам: дважды с севера и по одному разу через Восточную и Западную вершины. Оставалась нерешенной проблема полного прохождения массива, то есть траверса всех трех вершин Победы.

Сразу две экспедиции -Грузинского альпклуба и Центрального Совета ДСО "Труд" -предполагали решить эту задачу в 1966 г., однако обе были вынуждены отказаться от своих намерений, достигнув лишь Западной вершины.

Осенью 1966 г. начали подготовку к экспедиции на пик Победы альпинисты Челябинской области. Возглавил их не раз руководивший экспедициями на Центральный Тянь-Шань и Памир мастер спорта Александр Рябухин. Получили предложение участвовать в экспедиции ленинградец Георгий Корепанов и москвичи Борис Резников и Борис Гаврилов. В июне 1967 г. по результатам тренировочной подготовки и тщательного медицинского обследования был сформирован окончательный состав экспедиции -17 человек. Все альпинисты за исключением радиста Николая Дружинина из Фрунзе, имели опыт высотных восхождений, в том числе и на семитысячники.

Подробные консультации по маршрутам, особенностям района и вопросам организации экспедиции были получены у известных альпинистов участников экспедиции на этот горный массив В. М. Абалакова, К. К. Кузьмина О. В. Гигинейшвили и В. М. Божукова. Заблаговременно было подобрано продовольствие, подготовлено снаряжение, решены вопросы радиосвязи и автотранспорта. {mospagebreak}

Наконец ранним утром 8 июля участники экспедиции на двух автомашинах выехали из Фрунзе в Пржевальск и далее в урочище Майдаадыр, расположенное в низовьях долины Иныльчека. Отсюда к языку ледника Иныльчек на зеленую площадку у камня Чонташ, альпинистов доставил вертолет, а грузы, предназначенные для базового лагеря и для восхождения, заброшены на ледник Дикий.

Сорок километров по леднику Иныльчек были пройдены за два дня и вечером 16 июля альпинисты уже располагались па уютной ровной поляне левой боковой морены ледника Дикий под склонами пика Песни Абая на высоте около 4 км. Тремя днями раньше сюда прибыл их передовой отряд -Жора Корепанов, Сергей Сорокин, Володя Надеин, Петр Грейлих и Коля Дружинин. Общими усилиями к вечеру была полностью закончена организация базового лагеря: установлены палатки, кухни с газовыми плитами, столовая она же кают-компания и склад снаряжения, поднялись мачты антенны для радиосвязи с Фрунзе, рассортированы снаряжение и продовольствие.

Первая задача, которую теперь предстояло решить,-найти проход и обработать путь выхода па перевал Дикий в гребне, разделяющем ледники Звездочка и Дикий. Хотя этот маршрут уже неоднократно проходили предыдущие экспедиции, каждый раз нужно было вновь отыскивать наиболее безопасный путь по снежно-ледовой стене, изрезанной трещинами и время от времени простреливаемой лавинами и обвалами ледовых сбросов. 18 июля Рябухин, Гаврилов, Корепанов, Самохвалов и Сорокин вышли в разведку Туман висит над головой, не видно ни вершин, ни склонов . Идем час, два, а туман все не рассеивается. Собирались уже возвращаться, но вдруг пробилось солнце, и туман начал нехотя расползаться. Странно, почему ледник был назван "Диким": в отличии от всех других притоков Иныльчека с ледопадами один другого мощнее, здесь несколько километров идет пологий подъем, и лишь на подходе к перевалу, спрятанному в небольшом боковом цирке, появляется большое количество открытых п закрытых трещин. Через четыре часа подошли к подножью перевала. Склон выглядит очень неприятно: широкие трещины, следы лавин, желоба с обнаженным льдом, нависающие ледовые сбросы. Но другого приемлемого пути выхода на северное ребро Западной вершины нет. Придется работать только в утренние часы, когда снег еще скован морозом несколькими группами попеременно. Наметив маршрут, к вечеру спустились в базовый лагерь.

Три дня ушло на то чтобы в лабиринте ледовых сбросов и трещин проложить путь от подножия перевала к седловине (5230 м). На ледовых стенках и в желобах навесили 540 м веревки.

После двухдневного отдыха в базовом лагере весь состав экспедиции выходит двумя группами для организации промежуточных лагерей. Первая группа - Рябухин, Гаврилов, Графов, Грейлих, Корепанов, Надеин, Осипов, Самохвалов, Смирнов и Рунг -25 июля начинает подъем на перевал Дикий. Глубокий свежевыпавший снег угрожает лавинами. С трудом отыскиваем веревки, навешанные четыре дня назад, но даже по перилам продвигаемся очень медленно. Дают себя знать 30-килограммовые рюкзаки. С 12 часов склон уже освещен солнцем. Идти дальше по раскисшему снегу, лежащему в ледовых желобах, не рискуем и разгрузив на удобной площадке рюкзаки, быстро спускается к подножию перевала. На следующий день потребовалось всего два часа, чтобы по смерзшимся ступеням подняться до высоты 5000 м, где был оставлен груз, а к середине дня, пройдя оставшуюся часть лабиринта и преодолев последний крутой 100-метровый снежный взлет, группа вышла на перевал. Поиски пещеры, вырытой здесь год назад грузинскими альпинистами оказались безуспешными, пришлось рыть новую. В три часа когда, по обыкновению началась непогода, мы уже расположились в пещере, и добродушное урчание примусов заглушило яростные завывания пурги.

Утром связка за связкой выходят на широкий снежный гребень, ступенчато подни- мающийся к подножию первой скальной стены северного ребра Западной вершины. Здесь, на взлетах гребня, покрытых сухим сыпучим снегом, пробиваем траншею. Здесь лавиноопасно. Непроизвольно вздрагиваешь, когда она вдруг с грохотом срывается где-то рядом. На верхнем взлете путь легче. Здесь в результате постоянных ветров склон очищен от снега. Крутизна -около 40°. Поднимаемся на кошках по крепкому фирну с участками льда. Не доходя до скал около ста метров, останавливаемся. Жора Корепанов подымавшийся здесь в прошлом году в группе В. Т. Романова, находит веревку, которая ведет в пещеру. Пещера отлично сохранилась и даже не нуждается в ремонте. Это нас радует. Создание промежуточного лагеря "5700" не потребовало большого труда.

На этот раз непогода, начавшаяся, как всегда, во второй половине дня, не унималась трое суток. Почти непрерывно приходится откапывать вход, заметаемый снегом и засыпаемый стекающими сверху лавинками. Все это вас теперь не пугает: мы в безопасности и занесенные нами 100 кг продуктов тоже. Вынужденное пребывание на высоте почти 6000 м как нельзя лучше способствует акклиматизации, а ведь именно в этом основная цель выхода.

Но всему бывает конец, и даже непогоде. Вновь ярко светит солнце. Небо, голубое на горизонте, в зените окрашено в глубокий синий цвет. И только ветер, налетающий порывами, не может успокоиться и в бесконечной своей суете переносит тучи снежной пыли с одного склона на другой.

Утром 31 июля связка Рябухин-Гаврилов, поднявшись на 200 м по скалам первого мраморного пояса, навесила на сложных местах веревки. В этот же день вся группа спустилась в пещеру на перевал Дикий. Времени оставалось еще много, поэтому отдохнув на перевале и подождав, пока подморозит склон мы продолжили спуск на ледник и вечером были в базовом лагере. За наше отсутствие здесь вырос еще один палаточный городок: это альпинисты Киргизии, цель которых покорение Ханг-Тенгри и безымянной вершины в хребте Барьер. Алим Романов, начальник экспедиции, считает, что последняя вполне достойна получить название пика Советской Киргизии. {mospagebreak}

За два часа до нашего прихода вернулась в базовый лагерь и вторая группа нашей экспедиции. Валерий Конев, Валерий Мокшанцев, Борис Резников, Юрий Рожков и Сергей Сорокин под руководством Виктора Рязанова в плохую погоду сумели преодолеть ледопады ледника Звездочка и по глубокому снегу пробились под перевал Чонтерен. Поднявшись на него, они вырыли пещеру и оставили в ней продукты, подготовив тем самым базу для штурмовой группы на случай, если удастся пройти траверс Победы.

Итак, подготовительный период работы экспедиции закончен. После отдыха - на штурм! Прогноз погоды, принятый по рации на Фрунзе обещает солнечные дни без осадков с 5 до 18 августа.

5 августа пик Победы засверкал в лучах уже заходящего солнца. Ранним утром 6 августа на штурм выходит первая группа в составе восьми человек, на следующий день начинают подъем еще шестеро. Через два дня к вечеру 9 августа обе группы поставили палатки на высоте 6500 м у подножия отвесной, залитой льдом 60-метровой скальной стенки.

Далеко внизу перевал Дикий. В пещере 5700 оставлены ботинки, и вместо них надеты валенки с кошками. Пройдены с промежуточной ночевкой верхний мраморный пояс (300 м), снежный склон, вторая скальная стена (200 м ) и участок сильно заснеженных и разрушенных скал средней трудности.

После придирчивого осмотра врачом всех 14 участников тренерский совет принимает решение участников разделить на две группы. К Главной вершине идет первая группа в составе восьми человек. На вершине в зависимости от конкретной обстановки "восьмерка" будет решать, продолжать ли траверс или спускаться по пути подъема. Шестеро оставшихся альпинистов, составляющих вторую группу (Самохвалов, Графов, Конев, Мокшанцев, Осипов и Резников) поднимаются только до Западной вершины. Наутро они выходят первыми.

10 августа, преодолев скальную стенку, снежный гребень с выходами разрушенных скал и крутой фирновый купол, эта шестерка успешно поднялась на Западную вершину пика Победы. Мы, участники первой группы, тем временем тоже прошли 60-метровую стенку и организовали бивак на снежном склоне под этой стенкой. Ждем возвращения товарищей. Наконец радостная встреча. Они пришли счастливые, но все-таки огорченные тем, что им приходится уходить вниз, не достигнув главной цели. Прощаемся. Помогаем им спуститься по стене. Через два дня они уже будут в базовом лагере.

Ночью шел снег. Слишком рано стал нарушаться прогноз! На следующий день, до ухудшения погоды, успеваем подняться только на Западную вершину и, пройдя метров пятьсот по гребню, вынуждены в 4 часа дня встать на ночевку.

Утро солнечное. Можно двигаться дальше, но судьба немилостива к нам: разболелось плечо у Саши Рябухина, ушибленное несколько дней назад. Рука не поднимается. Решение безоговорочно: Саше нужно спускаться! Наш врач Рунг, чувствует себя прекрасно, но должен сопровождать больного. Кто еще? Мучительный вопрос. Не легко отказаться от восхождения! Володя Надеии и Петя Грейлих соглашаются идти вниз - четырех достаточно. Рябухин назначает руководителем нашей штурмовой группы Виктора Рязанова. Задача остается прежней, но выполнять ее теперь придется вчетвером, а это значительно труднее.

Прежде чем разойтись, поспешно, о чем не раз пришлось жалеть впоследствии, делим продукты, думая в основном о том, чтобы не взять лишнего груза. В этот день мы, успели пройти З км по несложному гребню с надувами, снежно-ледовыми жандармами и мощными карнизами, нависающими на север. На ночевку остановились на широком плато седловины (6900 м) перед Главной вершиной.

13 августа наша четверка начала подъем на Главную вершину пика Победы. По крутому снежному склону, обойдя справа отвесную скальную стенку высотой около 70 м, вышли на гребень. Путь здесь, сначала снежный, переходит затем на скалы средней трудности. В ход пошли скальные крючья для страховки. После 60 м скал путь переходит на крутой склон гребня по сложным заснеженным скалам. Далее вновь вверх, по довольно крутому снежно-ледовому склону. Снег здесь лежит на ледовом основании. Требуется максимальная осторожность. Наконец вновь выходим на гребень с небольшими скальными жандармами, которые приходится преодолевать в лоб или обходить справа. Под одним из больших камней в снежной мульде на высоте 7150 м выравниваем площадку и устанавливаем палатку.

Утром 14 августа выходим на узкий карнизный гребень. Он обрывается отвесной стеной на север и крутым лавиноопасным склоном на юг. Здесь на отдельных участках приходится рубить ступени и обваливать ненадежные карнизы. Страхуемся через ледовые крючья. На сложных участках особенно мешает сильный, порывистый ветер. Дают себя знать большая высота и сильный мороз. Постепенно гребень выполаживается. Появляется возможность идти справа по снежному склону и несложным скалам. Много сил отнимает вытаптывание ступеней в глубоком, рыхлом снегу. Гребень поднимается ступенчато, один за другим возникают в тумане его увалы. Как хочется, чтобы вот этот был последним! Но за ним появляется следующий, а дальше еще, и еще... Наконец подъем кончается. Но вершины нет и здесь. Вместо нее вперед уходит длинный гребень с небольшими перепадами высот. Полтора километра пробиваем траншею в глубоком снегу, траверсируя гребень по южному склону вблизи огромных карнизов, нависающих на север. Уже в сумерках, подхлестываемые начавшеюся метелью, подходим к небольшому скальному жандарму у восточной оконечности вершинного гребня. Вот и тур! Мы на вершине! Быстро устанавливаем палатку под прикрытием жандарма и засыпаем в ней под яростный вой ветра.

Четыре дня длилась непогода, и наконец морозным утром 18 августа мы снова взваливаем на плечи рюкзаки и начинаем спуск на восток по снежному гребню и несложным скалам. Постепенно крутизна гребня, поворачивающего на юго-восток, увеличивается, спускаться приходится очень и очень осторожно, так как скалы здесь пере гружены снегом. Пройдя по гребню около 300 м, принимаем решение свернуть с него прямо на восток и спускаться по технически сложной, но менее опасной стене на восточное плато под Главной вершиной. По пути оставляем три крюка с петлями, которыми мы пользовались для страховки.

Ниже скального пояса вновь идет покрытый снегом ледовый склон, крутизна которого постепенно уменьшается от 60 до 30°. Протяженность склона до бергшрунда -около 200 м. Первой спускается связка Корепанов - Сорокин. Не успели они пройти и 100 м как сбитые небольшой лавинкой, сорвавшейся из-под ног, быстро покатились вниз. Мы с Виктором замерли, стараясь в сумерках и в облаках снежной пороши не потерять из виду товарищей. Неожиданно, к нашему общему счастью, перелетев через бергшрунд, они останавливаются на пологом склоне. Нам с Виктором даже как-то не верится. Но мы видим, как они поднимаются, и до нас доносится крик: "Все в порядке!" Быстро проходим по очищенному лавинкой склону и вместе с друзьями, перебравшись по снежному мостику через бергшрунд, спускаемся до горизонтального участка плато, где мы уже в безопасности от лавин. Ставим палатку, разжигаем примус и в течение двух часов оттираем застывшие при спуске пальцы рук и ног.

Высота -6850 м. С новой силой свирепствует пурга. К утру она стихает, но из-за густого тумана ничего не видно. Приходится сидеть в палатке. Из базового лагеря по рации сообщили радостную весть: к перевалу Чонтерен навстречу нам вышла вспомогательная группа. В ее составе двое наших, Резников и Смирнов, и покорители пика Советской Киргизии -Кочетов, Тустукбаев, Адаманов и Лаптев. Группа Рябухина, переждав непогоду в пещере "5700", благополучно спустилась в базовый лагерь. Утром 20 августа первым выбирается из палатки Виктор. Стоя на ветру, он подгоняет нас: "Пошевеливайтесь, ребята! Погода вроде ничего, даже солнце пробивается! В этот день проходим 2 км по глубокому снегу полого поднимающегося плато, к его верхней восточной точке, высота которой 7050 м. Продукты на исходе. Вот когда сказывается наше легкомысленное отношение к запасу продовольствия. Вечером съели одну баночку селедки в винном соусе на четверых. Это наш суточный рацион! Недостаток пищи стараемся компенсировать чаем, но и горячая вода ограничена: нужно экономить бензин. {mospagebreak}

От верхней точки плато найдя проход между карнизами, уходим влево на 100 м. Отсюда открывается вид на дальнейший путь во восточному гребню. Гребень круто ступенями уходит вниз. Слева на северном склоне торчат одинокие скальные жандармы, справа нависают карнизы. Прохождение этого участка оказалось нелегким. Увязаем в глубоком снегу, перелезаем через жандармы, форсируем участки открытого льда и снова выходим на склоны гребня с глубоким сыпучим снегом, стремимся поскорее пройти этот неприятный отрезок пути спуска. Нигде, кроме гребня Победы, нам не приходилось встречаться с такими крутыми снежными склонами. Еще 300 м пути по спокойному гребню приводят нас небольшой седловине перед крупным снежно-ледовым жандармом, где в закрытой от ветра снежной мульде на высоте 6700 м устраиваемся на ночевку.

Утром ярко светит солнце. Снег сковало морозом, и местами идем, не проваливаясь по плотному насту. Подгоняемые ветром, быстро спускаемся по пологому широкому снежному гребню к самой низкой точке траверса. Высота здесь примерно 6600 м. Отсюда уже хорошо просматриваются Восточная вершина и путь к ней. Расстояние около З км. На гребне отчетливо выделяются шесть взлетов - жандармов каждый из которых возвышается не менее чем на 100 м. Путь идет в некоторых местах непосредственно но гребню, но чаще по его южному склону, крутизна которого 35-40°. Участки плотного наста сменяются длинными изматывающими подъемами по глубокому снегу. В двух местах по ненадежным снежным мостикам переползаем через широкие трещины, тянущиеся вдоль гребня. Обойди последние два жандарма по южному склону выходим на небольшое плато, расположенное к юго-западу от Восточной вершины на высоте 6800 в. Уже в темноте ставим палатку. Есть нечего, но и траверс подходит к концу. К тому же на Восточной вершине должна быт заброска продуктов, сделанная в прошлом году группой "Труда", в которой был Жора Корепанов. Беспокоит отсутствие связи со встречающей группой. Базовому лагерю они тоже не отвечают, не случилось ли с ними чего-нибудь?

Восточной вершине поднимаемся по юго-запдному снежному склону. Идем одновременно, местами со страховкой через ледоруб. Последние метры 500-метрового склона, последний подъем! Вот она последняя вершина 14-километрового траверса! Вновь мы выше 7000 м. Находим в туре на высшей точке записку, оставленную здесь первовосходителями - группой И. Ерохина - в 1958 г. Два часа уходит на поиски заброски - занесенного сюда заранее продовольствия. Безрезультатно… Остатков бензина, зажженного в этот вечер последней спичкой, хватило, чтобы натаять немного воды. Да не предполагали мы, что траверс так затянется. Теперь только вниз! Там на перевале Чонтерен в пещере есть и бензин, и продукты; уж их то мы должны найти.

24 августа. Морозное утро. Начинаем спуск по крутому снежному склону с выходами разрушенных скал. Сознание притуплено страшной усталостью, высотой, голодом и постоянным холодным ветром. Обмороженные руки плохо держат ледоруб. Склон опасен: крутизна местами достигает 60°. Спускаемся с тщательной страховкой. Справа карнизы и сбросы, слева следы лавин. Разрушенные скалы вновь сменяются уходящим вниз широким снежным гребнем.

Так проходит час за часом… И вдруг крик! Внизу по искрящемуся от солнца снегу идет навстречу двойка. Невольно ускоряем шаг, и через час мы уже в объятиях друзей. Спускаемся в пещеру на высоте 6200 м и, конечно, отказываемся от намерения пройти в этот день до перевала Чонтенен. Окруженные заботой и вниманием встретивших товарищей, радуясь солнцу, мы почти не замечаем дальнейшего двухдневного спуска к перевалу Чонтерен и по ледопадам Звездочки.

Поздним вечером 26 августа, ровно через 20 дней после выхода на штурм, освещаемые фейерверком ракет, мы подходим к палаткам базового лагеря.


Оставить комментарий